06:03(МСК)
22:03(NY)
19:03(LA)

Автор: Михаил Шевляков
Добавлено: 30.04.2014

Люди
0
ком

Самая могущественная диаспора Латинской Америки

Арабы-христиане как ключевая сила региональной экономики
Автор: Александр Буланов
Оцените этот контент

Мало кто в России знает, что примерно 3% жителей Латинской Америки (около 18 миллионов человек) – потомки иммигрантов из арабских стран Ближнего Востока, прежде всего, из Ливана. В отдельных государствах их удельный вес значительно больше – например, в Аргентине, где к этой группе принадлежит примерно 9% населения.

Эти люди внесли крупный вклад в экономику, политику, культуру, искусство и науку стран региона. В рядах экономической, политической, культурной элиты Латинской Америки находится множество людей ближневосточного происхождения. Достаточно вспомнить самого богатого человека в мире в 2012 году мексиканца Карлоса Слима[1], многолетнего президента Аргентины Карлоса Менема,[2] мексиканскую актрису Сальму Хайек или известную исполнительницу, колумбийку Шакиру Мебарак.

Подавляющее большинство выходцев из арабских стран (приблизительно 97%) – это христиане разных конфессий, в том числе православные, римские католики, монофизиты (в том числе армяне и копты), несториане.

Однако наибольший вес имеют ливанские марониты, которые еще в эпоху крестовых походов в XII веке заключили унию с Римом, войдя в состав Католической Церкви и признав власть папы при сохранении собственных религиозных обрядов. С этой же эпохи прослеживается сильное французское культурное влияние на маронитов, прежде всего, на элиту данной этноконфессиональной группы.

Периоды и мотивы христианской иммиграции

Отдельные арабы-христиане прибывали в Латинскую Америку еще в колониальную эпоху: например, знаменитый боливийский диктатор-популист Мануэль Бельсу (1808 – 1865 годы) был сыном арабского иммигранта. Однако первая массовая волна эмиграции с Ближнего Востока стартовала после событий 1860 года, когда в ходе религиозных столкновений мусульмане и друзы уничтожили множество христиан в Южной Сирии и Южном Ливане. Этот период арабской иммиграции продолжался с 1860 по 1914 годы и был прерван Первой мировой войной.

Вторая волна имела место в межвоенный период, третья пришлась на бурные 1950-1960-е годы, когда возник арабо-израильский конфликт, порождавший с каждой новой войной массы беженцев, а многие монархии Ближнего Востока уступили место популистским военным диктатурам.

Четвертая волна, которая началась во время гражданской войны в Ливане (1975 – 1990 годы), продолжается по настоящее время, чему способствовали американская оккупация Ирака, столкновения в Ливане и нынешняя война в Сирии.

На протяжении всей истории арабской иммиграции в Латинскую Америку ее важнейшим мотивом было стремление к безопасности. В периоды активизации исламского фактора в политике ближневосточные христиане сталкивались с угрозой своим жизням, свободе, собственности – доходящей до открытого геноцида. С начала гражданской войны в Ливане в 1975 году христианское, особенно маронитское, население не только подвергается гонениями, но и сталкивается со случаями прямого физического уничтожения ряда христианских анклавов.

Сегодня, на фоне событий в Ираке, Сирии, Ливане, прямое и косвенное религиозное давление остается главной причиной эмиграции арабов-христиан. В настоящее время численность маронитов и других христиан в Ливане быстро сокращается в основном за счет эмиграции. Эта тенденция характерна и для ряда других арабских стран Ближнего Востока.

Мощный стимул эмиграции в Латинскую Америку дал процесс распада Османской империи и развития новых арабских государств. Несмотря на периодические гонения со стороны османских властей, арабы-христиане пользовались автономией как в религиозной сфере (система этнорелигиозных общин – миллетов), так и в политической (на территории Ливана). При Османах культурный и социально-экономический уровень арабов-христиан в Ливане, Сирии и Палестине был выше, чем у их соседей-мусульман.

Переход власти после 1918 года в руки арабских режимов привел к утрате привилегий и более высокого статуса христиан. Особенно интенсивным этот процесс стал после смены ряда монархий популистскими военными диктатурами в 1950-1960-е годы и серии арабо-израильских войн, что в совокупности побуждало искать счастья за пределами своей родины все новые массы ближневосточных христиан.

Большое значение при переселении в Латинскую Америку всегда имел экономический фактор. В отдельные периоды важную роль играли и другие мотивы. Например, долгое время иммиграцию арабов-христиан поощряли правительства ряда государств, заинтересованные в скорейшем освоении своей территории. Подобной политики, в частности, придерживались крупнейшие страны региона Аргентина и Бразилия, причем император Бразилии Педру II в 1876 году лично посетил Сирию, Ливан и Палестину, где высказывал заинтересованность в переселенцах с Ближнего Востока.

Немалую роль в переселении арабов-христиан в страны региона сыграло резкое ужесточение в 1921 году иммиграционного законодательства США, затронувшее выходцев из стран Ближнего Востока. После этого в 1920-е годы арабская иммиграция в Латинскую Америку, главным образом, в Бразилию, Мексику и Аргентину, достигла апогея. Напротив, меры по законодательному ограничению иммиграции в ряд стран региона (например, квоты 1934 года в Бразилии) способствовали снижению притока сиро-ливанских мигрантов.

Арабы-христиане: путь наверх

Успехи арабских иммигрантов в Латинской Америке кажутся удивительными. Если многие переселенцы из Европы были горожанами и имели востребованные навыки, то выходцы из Сирии и Ливана относились преимущественно к сельскому населению и не имели компетенций, востребованных в развивающихся государствах региона.

Несмотря на свое крестьянское происхождение, арабы не смогли или не захотели приспособиться к новым, незнакомым им условиям сельскохозяйственных работ, которые к тому же плохо оплачивались. Выходцы с Ближнего Востока в массе своей не имели и сколько-нибудь серьезных сбережений: как правило, их денег хватало только на билет из Бейрута на новую родину. Вдобавок, далеко не всегда «турки» [3], как их называли латиноамериканцы, находили общий язык с местным населением: например, во время Мексиканской революции 1910 – 1920 годов ливанцы серьезно пострадали от революционеров наряду с другими непопулярными этническими группами – испанцами и китайцами.

Тем не менее, при столь неблагоприятных исходных данных за век с небольшим арабы-христиане, прежде всего, марониты, достигли в Латинской Америке огромного социального успеха.

Арабы-христиане сделали ставку на торговлю и легкую промышленность, произведенные ими товары были востребованы быстро увеличивавшимся населением Латинской Америки. Иммигранты занялись производством и торговлей тканями, одеждой, обувью, чему способствовали хорошо налаженные связи с Востоком. До сих пор арабские диаспоры контролируют текстильный бизнес в ряде стран региона: например, в Чили семья Ярур (палестинцы-христиане) владеет примерно 60% этой отрасли в стране. В поисках клиентов арабы проникали в самые отдаленные уголки Латинской Америки, стремились обеспечить низкие цены и проводили гибкую рыночную политику. 

Выходцы с Ближнего Востока в результате создали собственные сети оптовой и розничной торговли, которые располагали своей клиентской базой из городских низов, крестьян и индейцев, привлеченных дешевизной товаров. Так были сделаны первые состояния арабских иммигрантов, которые пошли на расширение бизнеса, проникновение в другие отрасли и привлечение новых родственников с Востока. Вслед за успехом в одной сфере арабские диаспоры заняли серьезные позиции в парфюмерии и ювелирном деле, а затем начали экспансию в различные отрасли экономики латиноамериканских стран.

Успеху арабов-христиан немало содействовало их отношение к труду и бизнесу. В отличие от многих жителей региона, арабы ориентировались на напряженную серьезную работу, отличались предпринимательской хваткой. Эффект от этих качеств усиливался характерной для диаспор арабов-христиан семейной и общинной солидарностью. Иерархические структуры семьи и общины нашли отражение в структуре бизнеса, а внутрисемейные и внутриобщинные сети доверия обеспечили мобилизацию финансовых ресурсов и взаимодействие при осуществлении экспансии.

Экономическое могущество дало арабам-христианам доступ к политической власти. Во второй половине XX века страны Латинской Америки увидели целую плеяду политиков ближневосточного происхождения, занимавших высшие государственные посты вплоть до должностей президентов. Наряду с упомянутым Менемом, стоит вспомнить вице-президента Бразилии Жозе Алкмина[4], троих ливанцев-христиан на посту президента Эквадора[5] или такого же президента Колумбии Хулио Турбая, двоих христиан-палестинцев во главе государств Центральной Америки. Ливанское происхождение имеет действующий вице-президент Бразилии Мишель Темер, а также многие нынешние видные политики в крупнейших странах Латинской Америки.

Конвертация экономического могущества арабов-христиан в большую политику имела серьезную негативную составляющую: в ряде стран региона возрос и без того высокий уровень коррупции. Наиболее ярким и даже курьезным примером этого послужила попытка бизнесмена и политика Пауло Малуфа добиться своего избрания в президенты Бразилии на закате военной диктатуры в 1984-1985 годах, которая обернулась крахом режима. Хотя благодаря закулисным маневрам Малуфу удалось получить номинацию на выборы от правившей партии, перспектива избрания лидером страны столь связанной с коррупцией фигуры расколола сторонников власти. В результате ряд генералов и гражданских политиков предпочли заключить соглашение с оппозицией о восстановлении в стране демократии и демонтаже диктатуры, лишь бы не допустить прихода к власти Малуфа[6].

Прибыв в Латинскую Америку иммигрантами, к настоящему моменту арабы-христиане достигли высот социальной иерархии и превратились в одну из самых успешных этноконфессиональных групп региона. Успехи арабов-христиан в Латинской Америке вполне уместно сравнить с достижениями евреев в США. В их руках сосредоточены экономическое могущество и финансовые потоки, во многом от решений капитала этих диаспор зависит политика латиноамериканских государств.

Арабы-христиане в латиноамериканских обществах: конфликт и интеграция

Отношения выходцев с Ближнего Востока и латиноамериканцев нередко были непростыми, особенно в первые десятилетия сиро-ливанской иммиграции в регион. Не всегда торговая активность иммигрантов встречала позитивное отношение местного населения, недовольного повышением цен на товары, спекуляциями на предметах первой необходимости и прочим.

Семейная и общинная сплоченность арабских христианских диаспор, позволявшая им достигать успеха, вызывала негативное отношение у проигрывавших экономических групп. Местная торговая буржуазия, которая видела в арабских переселенцах своих конкурентов, направляла против них общественное недовольство, наиболее ярко проявившееся в период Мексиканской революции.

До настоящего времени часть арабов-христиан сохраняет свои семейно-общинные структуры, поддерживая свою определенную обособленность и связи с исторической родиной на Востоке. Тот же Карлос Слим, например, находится в родственных отношениях с кланом Жмайелей – историческими лидерами маронитской общины в самом Ливане. Эта обособленность, накладываясь на стремление Слима к максимальному извлечению прибыли, в том числе сомнительными способами (связи с государственной властью, создание квази-монополий в экономике), формирует негативное отношение к мультимиллиардеру у многих мексиканцев.

Однако арабские диаспоры не превратились в замкнутые этнические группы, жестко отделенные от латиноамериканских обществ. Включению в жизнь Латинской Америки помогало то, что подавляющее большинство арабов-переселенцев – христиане. Марониты, наиболее важная группа иммигрантов, являются членами одной из составляющих Католической Церкви, поэтому для них единство религии стало хорошим подспорьем для интеграции в местные, преимущественно католические общества.

Еще одним фактором интеграции стали смешанные браки. Основную часть арабских иммигрантов составляли молодые неженатые мужчины, которые уже в течение первого поколения вступали в браки с латиноамериканскими женщинами. Потомки от этих браков быстро интегрировались в культурную и языковую среду новой родины. В третьем-четвертом поколениях благодаря смешанным бракам исчезала культурная самобытность, даже внутри диаспор арабский язык сохранялся лишь в церковных службах, уступая в общении свое место испанскому или португальскому[7].Что же осталось сегодня у большинства потомков арабов-христиан в Латинской Америке? Память о своем происхождении, религиозные предпочтения предков, неформальные связи солидарности внутри диаспор, общие культурно-развлекательные и социальные мероприятия. Этого хватает, чтобы не допустить окончательной ассимиляции потомков выходцев с Ближнего Востока, – но слишком мало, чтобы сохранять отчетливую этнокультурную самобытность на общем фоне латиноамериканского мира.



[1] Ливанец-маронит.

[2] Родом из семьи армяно-алавитского происхождения.

[3] В Латинской Америке арабская эмиграция получила название «Турецкая эмиграция» или «Османская», поскольку для местного населения все выходцы с Ближнего Востока являлись «турками», независимо от их реального этнического происхождения (арабского, армянского, еврейского). Впрочем, в большинстве случаев слово «турок» обозначало арабов-христиан как наиболее многочисленную группу переселенцев из Леванта.

[4] Которому только прямое вмешательство радикально настроенных генералов помешало в 1967 году занять законным образом пост президента страны после того, как предыдущего президента маршала Коста-э-Силву разбил паралич.

[6] В настоящее время действующий депутат Конгресса Бразилии Малуф по инициативе США объявлен в международный розыск за преступления, связанные с отмыванием денег.

[7] Сходные явления в более быстром темпе наблюдаются даже в столь изначально далекой от латиноамериканцев группе, как бразильские японцы (2 миллиона человек, самая большая японская диаспора в мире). В 3-м и 4-м поколениях бразильские японцы почти утрачивают специфически японскую идентичность и в основном ассоциируют себя с Бразилией.  

 
Обсудить с другими читателями >
Ранее в рубрике
автор:Олег Шендерюк
Так, все-таки, кто такой Джон Серль?
автор:Елена Косилова
От «Жажды смерти» к ресторанной критике
Кто менял Америку и что из этого вышло — взгляд слева
Меритократия как политическое настроение эпохи кризиса легитимности
автор:Александр Кустарев
Бунт, обновивший старый мир
автор:Дмитрий Петров
Там где нет ничего, можно найти все
Немец, поднявший Америку в космос
автор:Ярослав Бутаков
Падаль в Голливуде
«Нарушитель границ»
История «общего дома»
автор:Александр Кустарев
Имя им легион: глобальные кибер-инсургенты глазами инсайдера
Силуэт на закате
автор:Георгий Осипов
Двухпартийная система: настоящий кризис и грядущая деградация
автор:Александр Кустарев
Сумерки кумира
автор:Тарас Бурмистров
Микс-файт и тренинги: новая система внешкольного образования
«Мастер» сайентологии
автор:Александр Кустарев
Дэйвид Аксельрод: в тени меноры и распятия
автор:Георгий Осипов
По-настоящему крутой Уокер
автор:Алексей Карякин
Барбара Такман: писатель, спасающий мир
автор:Егор Просвирнин
Путь господина Муна: как Америка стала ему домом
автор:Павел Костылев
Энди Вильямс: Конец «Истории Любви»
автор:Георгий Осипов
автор:Павел Крупкин Алексей Черняев
«V» значит «Фау»
автор:Владимир Березин
автор:Брукс Флиппен
Человек четырех континентов
автор:Константин Аршин
Личное дело Лэнса Армстронга
автор:Роберт Стронг
Pussy-Демаркация
автор:Владимир Можегов
Актер, который выбрал свободу
Шагнувший слишком рано
автор:Михаил Бубнов
Русский певец Америки
автор:Дмитрий Петров
Пол Вильямс: Человек из «Когда-нибудь»
автор:Георгий Осипов
Модернизм и биополитика
Божества и демоны графических новелл
автор:Василий Шевченко
Темный рыцарь – кто он?
автор:Алексей Юсев
Линдихоперы по–московски
О кино для женщин
Быть Пэрис Хилтон
Люди, которые боролись с лишним весом
автор:Яков Шустов
Авраам Линкольн – охотник на зрителей
автор:Юрий Бурносов
автор:Линдон Ларуш
автор:Грегори МакАвой
Бриллиант из Бруклина
автор:Георгий Осипов
«Прометей»: конец легенды
Конспирология отменяется
Блоггер с политическим лицом
Их человек в Майами
автор:Борис Соколов
Большая стратегия в эпоху постгероических войн
автор:Яков Шустов
Прощание с диктатурой
автор:Кирилл Бенедиктов, Михаил Диунов
Таинственный создатель поп-звезд
автор:Георгий Осипов
Русский отец американского виноделия
автор:Денис Руденко
Анти-идеолог мирового порядка
автор:Константин Аршин
«Если книга нам не нравится, чаще всего дело в нас!»
автор:Максим Немцов
автор:Борис Соколов
«Малютка Тим»: человек и граммофон
автор:Георгий Осипов
Герои поколения умирают молодыми
автор:Иван Денисов
Американский Лев Тихомиров
автор:Константин Аршин
Сугубо американская экстравагантность
автор:Георгий Осипов
Великий режиссер в закате своей славы
Предвыборные песни политических гигантов
автор:Дмитрий Петров
Американизация кино – это «экспансия ремейков»
автор:Сергей Кудрявцев
автор:Денис Руденко
Режиссер с переменным успехом
Поздравления крутому парню
автор:Борис Соколов
Под знаком макумбы
Отказ от соучастия: cтоит ли рисковать дружбой с гегемоном?
автор:Борис Межуев, Кирилл Бенедиктов
Митькующий хипстер
автор:Георгий Осипов
Последний модернист
Долина кукол
автор:Борис Соколов
«Американцам сегодня труднее добиться пересмотра нефтяных цен»
автор:Петер Швейцер
Как стать другом и врагом США: опыт Панчо Вильи
Памяти Кинга
Очарование бездарности
Кентавры с мотором
автор:Яков Шустов
Трубадур из Техаса
автор:Георгий Осипов
Америка без Никсона
Фостер сокровищ
автор:Георгий Осипов
Философ многополярности
автор:Алексей Харин
Новый посол в новой Москве
автор:Дмитрий Петров
Франциск
автор:Георгий Осипов
«Российским реформаторам нужно гарантировать силовикам безопасность»
автор:Гордон М. Хан
Профессия – Диана Дорс
автор:Георгий Осипов
В другую сторону от Кубрика
Современная Кассандра
автор:Константин Аршин
Человек с акцентом
автор:Георгий Осипов
Создатель жанра: взгляд из сегодня
Дэвид Хоровиц: трансформация левого радикала
автор:Иван Денисов
Посвящается Элли
автор:Георгий Осипов
iСимвол эпохи
Дух Европы – о грядущем
Бунт миллиардера
Самый стильный на квартале
автор:Георгий Осипов
По следу Серого Лиса. Часть Вторая
автор:Иван Денисов
По следу Серого Лиса. Часть Первая
автор:Иван Денисов
Портрет современного прогрессиста в вопросах и ответах
автор:Майкл Томаски
Пассажир дождя
автор:Георгий Осипов
Белый мрамор для чернокожего мечтателя
автор:Дэвид Бромвич
Майкл Игнатьефф: либеральный моралист в эпоху террора
автор:Константин Аршин
Лицо с фотографии
автор:Георгий Осипов
Тайная цель «арабской весны» - глобальное неразвитие
автор:Яков Шустов
Необыкновенный Джордж Фридман, или американская геостратегия в поисках супостата
автор:Константин Аршин
Хиллари уходит на пенсию
автор:Ирина Черкасова
Свой среди чужих: путь Роберта Гейтса?
автор:Пол Сондерс
Президентский make up кандидата
Духовный отец перезагрузки – Обама, но Макфол ее вдохновитель
автор:Джеймс Франклин Коллинз
команда авторов
Кирилл Бенедиктов руководитель отдела интеллектуальных расследований. Писатель, политолог. Участник Цеха политической критики
Наталия Быкадорова специальный корреспондент портала Terra America
Василий Ванчугов политический философ, профессор кафедры истории философии факультета гуманитарных и социальных наук РУДН
Наталья Войкова обозреватель портала Terra America, эксперт по гендерным вопросам
Наталья Демченко руководитель отдела спецпроектов портала Terra America
Дмитрий Дробницкий главный редактор портала Terra America. Публицист, политолог
Александра Забалуева выпускающий редактор портала Terra America
Александр Костин эксперт по проблемам безопасности и военно-политического сотрудничества
Никита Куркин один из основателей и продюсер проекта Terra America, участник Цеха политической критики
Эдвард Люттвак американский историк, специалист по вопросам международных отношений, истории военных конфликтов и стратегии действий вооруженных сил.
Виктория Максимова художник, культуролог
Борис Межуев один из основателей портала Terra America, участник Цеха политической критики. Кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
Юлия Нетесова кандидат политических наук, специальный корреспондент портала Terra America
Александр Павлов Кандидат юридических наук, доцент философского факультета НИУ - ВШЭ
Алексей Черняев кандидат политических наук и заведующий отделом Латинской Америки портала Terra America.