01:35(МСК)
17:35(NY)
14:35(LA)
Индийский вектор

Автор: Ниведита Дас Кунду
Добавлено: 01.07.2014

Статьи с темой: литература

Американский массовый кинематограф всерьез и без стыда 

Мы имеем дело с осмыслением кинематографа на самых разных уровнях – начиная от общей теоретической рамки, позаимствованной у Джеймисона, и методологии анализа кинематографа, разработанной на основе трудов Жижека, вплоть до анализа почерка конкретных режиссеров и точечного вскрытия идеологических мотивов, содержащихся в тех или иных кинолентах. В этом смысле «Постыдное удовольствие» – это целый склад инструментов, которыми можно воспользоваться для дальнейшей разработки в области массового кино. А делать здесь и после Павлова есть чего. На пожелание автора, являющееся цитатой из мультфильма «Симпсоны», что читателям понравится читать книгу так же, как автору ее писать, я бы ответил: читать книгу также круто, как смотреть «Симпсонов». И вот поэтому если кто-то по каким-то причинам пропустит или не прочитает книгу, он точно должен умереть со стыда.

В поисках «Плана Маршалла» для Арабской весны 

Вали Наср считает, что и Ближний Восток, и весь арабский мир нуждается в новом «Плане Маршалла» для стабилизации и закрепления американского лидерства в регионе. Он не опускается до конкретики, поэтому в конечном счете его призыв к правительству звучит как «делайте же хоть что-нибудь!». Это явно не похоже на «план». Автор совершенно не хочет замечать, что исламистские правительства не готовы участвовать в переобустройстве региона по американскому сценарию в духе послевоенного Вашингтонского консенсуса. Биография самого Насра является, пожалуй, еще более важной для понимания истории этой книги. Его отец, Хуссейн Наср, специалист в области исламской философии, бежал вместе с семьей из Ирана после революции 1979 года. Вали Наср, интегрировавшийся в американское общество уже во время обучения в колледже, является примером выдающейся способности Америки рекрутировать новых представителей элиты.

Фантастический инструмент «мягкой силы» 

И в англоязычной фантастике, и у нас отчетливо прослеживается тенденция возврата к старой, доброй «твердой» научной фантастике, пусть и на новом витке развития. Фантастика может не только развлекать. Со своей уникальной способностью к построению моделей, к прогнозированию тенденций и их последствий научная фантастика просто необходима обществу, как тревожная сигнализация. Как звоночек, будящий машиниста излишне разогнавшегося поезда новых идеологий и смыслов, предупреждая о возможных этических, социальных и экономических последствиях. Не в роли запрещающей инстанции или какого-то регулирующего механизма, а в роли предостерегающего сигнала: так ли все хорошо, как нам рассказывают, или..?

Главный писатель 

Ни перуанец Льоса, ни аргентинцы Борхес и Кортасар, ни какой-нибудь бразилец Амаду такого успеха у нас не имели. Маркес оставался главным, потому что он был для всех. В этой всеобщности есть особая черта. В эпоху холодной войны военное и идеологическое противостояние происходило, конечно, между двумя системами, но по сути – между двумя странами. Советский человек, чувствуя себя равноправным участником этого противостояния, искал себе аналог в американской культуре. Зеркальным отражением должен был быть американец. Но как-то так выходило, что добродушные русские бабушки не могли до конца увидеть себя в продукте протестантской этики. А вот в несколько расслабленном латиноамериканском мире они чувствовали себя несколько увереннее. Вот эта особая связь до конца в России так и не понята.

«Багдадский пасьянс» для Америки 

Немного смерти, немного любви. Немного трусости, немного отчаяния, немного обреченности. Но много – невозможности повернуть назад. Для главной героини. Для жителей Багдада. Для американской армии и для США, чья роль в мире решительно изменилась благодаря этой войне. Это настроение и оценили американские критики, назвавшие «Багдадский пасьянс» в числе лучших произведений об иракской войне. «Багдадский пасьянс» ложится в одно знаковое пространство с «Арабским кошмаром» Роберта Ирвина и «Фламандской доской» Артура Перес-Реверте – хотя бы по аналогии с символическими названиями и смыслами, которые эти названия должны передавать. И поэтому, несмотря на огромную разницу в сюжетах, настроениях, замыслах и авторах, они чем-то неуловимо похожи. Возможно, намеком на невозможность для героев повернуть назад?

Страница 1 из 4 1 2 3 4 > >> 
команда авторов
Кирилл Бенедиктов руководитель отдела интеллектуальных расследований. Писатель, политолог. Участник Цеха политической критики
Наталия Быкадорова специальный корреспондент портала Terra America
Василий Ванчугов политический философ, профессор кафедры истории философии факультета гуманитарных и социальных наук РУДН
Наталья Войкова обозреватель портала Terra America, эксперт по гендерным вопросам
Наталья Демченко руководитель отдела спецпроектов портала Terra America
Дмитрий Дробницкий главный редактор портала Terra America. Публицист, политолог
Александра Забалуева выпускающий редактор портала Terra America
Александр Костин эксперт по проблемам безопасности и военно-политического сотрудничества
Никита Куркин один из основателей и продюсер проекта Terra America, участник Цеха политической критики
Эдвард Люттвак американский историк, специалист по вопросам международных отношений, истории военных конфликтов и стратегии действий вооруженных сил.
Виктория Максимова художник, культуролог
Борис Межуев один из основателей портала Terra America, участник Цеха политической критики. Кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
Юлия Нетесова кандидат политических наук, специальный корреспондент портала Terra America
Александр Павлов Кандидат юридических наук, доцент философского факультета НИУ - ВШЭ
Алексей Черняев кандидат политических наук и заведующий отделом Латинской Америки портала Terra America.