05:21(МСК)
21:21(NY)
18:21(LA)
Год Сноудена в России

Автор: Наталья Демченко
Добавлено: 18.07.2014

Пространство
0
ком

Латинская Америка: прощание с католицизмом?

Позиции Католической Церкви в регионе серьезно ослабевают
Автор: Алексей Карякин
Оцените этот контент

Начиная с XVI века Католическая Церковь является неотъемлемой и очень важной составляющей жизни латиноамериканских обществ. Их национальные культуры, социальные структуры, политические традиции, системы образования испытали сильнейшее католическое влияние. Завоевание Нового Света испанцами и португальцами шло под лозунгом о необходимости обращения аборигенов в истинную веру. Включение туземцев в Католическую Церковь неизбежно приводило к созданию тесных политических и культурных связей между иберийскими монархиями и их заокеанскими колониями. Без насаждения католической религии в этих странах мы сейчас вряд ли бы вообще могли говорить о Латинской Америке как об особом феномене.

Бывший оплот римского престола

Распространение католицизма проходило в два этапа. В XVI веке, в эпоху конкисты, туземцев обращали в христианство священники, присутствовавшие в отрядах завоевателей. Во многих местах, где конкиста не сопровождалась созданием значительных городов по европейскому образцу, это обращение оказалось формальностью. Многие индейцы имели самое поверхностное представление о новой религии, а в конце XVI – начале XVII веков в некоторых регионах, прежде всего, в Перу, дело дошло до массовой реставрации язычества.

Католическая религия по-настоящему укрепилась в регионе только в XVII веке, когда имели место вторая волна христианизации индейцев и обращение черных рабов. Главная заслуга в этом процессе принадлежала нескольким монашеским орденам[1], прежде всего, «Обществу Иисуса». Именно иезуиты создали в Латинской Америке целостную систему образования, основав первые университеты и колледжи. В эту эпоху и сложилась своеобразная религиозность населения региона – местная версия католицизма, в которой большую роль на бытовом уровне играют остатки дохристианских верований и обрядов.

В XVII-XVIII веках Католическая Церковь стала крупнейшей общественной силой в странах Латинской Америки. Ее духовная власть, основанная на разветвленной сети приходов, монастырей и миссий, подкреплялась экономической мощью: например, в Мексике к началу XIX века Церковь была самым крупным банкиром и земельным собственником. Клир, наряду с военными, пользовался особыми правовыми привилегиями (fueros).

Война за независимость Латинской Америки, как и весь XIX век, нанесли тяжелый удар Католической Церкви. Либеральные[2] режимы в новых государствах во многих случаях отменяли привилегии Церкви, проводили конфискацию ее имущества, закрывали монастыри и католические учебные заведения. Но благодаря своему влиянию на общество католицизм оставался огромной силой, с которой светские власти рано или поздно были вынуждены договариваться. Даже в Мексике, где революционеры в 1910-1930-е годы устраивали массовые кровавые репрессии с целью фактического уничтожения религии, Католическая Церковь выстояла и добилась компромисса с государством. Вплоть до 1960-х годов Латинская Америка оставалась незыблемым оплотом католицизма, который, как правило, выступал в роли союзника местных правых диктатур и олигархий.

«Теология освобождения» – удар по католицизму

Положение католицизма резко изменилось после появления «теологии освобождения». Потенциал для зарождения течения, призывающего к установлению социального равенства в рамках обновленной Церкви, давно существовал в Латинской Америке. Достаточно назвать лидера борьбы за независимость Мексики священника Мигеля Идальго, боливийского каудильо-социалиста Мануэля Бельсу или руководителя мессианского движения в Бразилии Антонио Консельейро. Однако прежде эти тенденции внутри Церкви подавлялись.

Ситуация в корне изменилась в 1960-е годы. Второй Ватиканский собор (1962-1965 годы) и вторая конференция Латиноамериканского епископального совета (СЕЛАМ) в Медельине (1968 год) привели к принятию радикально модернизированной социальной доктрины, сильно сдвинувшейся влево. С этого времени внутри Католической Церкви в Латинской Америке оформились два течения: традиционное и обновленческое, идеологией которого стала «теология освобождения». Новое направление отличалось четкой ориентацией на участие Церкви в политической борьбе ради освобождения латиноамериканцев не только от первородного греха, но и от всех видов социального и экономического угнетения. Сторонники данных взглядов подчеркивали, что теология обладает политической функцией – пророческой, критической и освободительной.

Представители «теологии освобождения» испытали очень большое влияние марксизма, откуда они нередко заимствовали критику капитализма, учения о классах, классовой борьбе и революции, а также принципа приоритета практики над теорией[3]. При этом они подчеркивали, что Священное Писание остается единственным высшим источником истины, а сама идея борьбы за освобождение является библейской и христианской. В этом ракурсе стала возможна идея «социалиста Христа», о чем и в наше время любит рассуждать такой политик, как Уго Чавес.

Особенностью «теологии освобождения» являлась склонность к хилиазму – идее о том, что Царство Божие на земле можно отчасти построить силами самих людей еще до второго пришествия Христа. «Сознавая, что осуществление Царства Божия на земле всегда будет неполным и частичным, церковь должна, тем не менее, все силы посвятить великому делу. В нашей конкретной ситуации это означает: бороться и добиваться правды и справедливости, бороться за политический, социальный и экономический прогресс... Церковь не ограничивается призывом к некому абстрактному Царству Божию, но борется за конкретные социальные решения, которые способствовали бы его приближению...» – писал в пастырском послании 1977 года архиепископ Сан-Сальвадора Оскар Арнульфо Ромеро.

В 1960-1970-е годы «теология освобождения» превратилась в лидирующую силу в Церкви Латинской Америке, под влиянием ее идей в основном протекала политическая активность католиков в регионе, будь-то деятельность христианских демократов в Чили до переворота Пиночета или борьба бразильской Церкви против военной диктатуры. Ватикан сделал решительный поворот к осуждению «теологии освобождения» в 1984-1986 годах благодаря Иоанну Павлу II, хотя понтифик избегал слишком резких мер, дабы не оттолкнуть многочисленную паству в регионе. В инструкции 1984 года подчеркивалось: «Некритические заимствования из марксистской идеологии и обращение к отмеченным рационализмом тезисам библейской герменевтики являются корнем новой интерпретации, искажающей все подлинное из первоначального обязательства в пользу верующих».

Конец Холодной войны, демократизация стран Латинской Америки и критическая позиция Ватикана привели к спаду популярности «теологии освобождения», начиная с конца 1980-х годов. Многие представители этих идей вообще отошли от Церкви, избрав общественную или политическую карьеру. Хотя идеи «теологии освобождения» еще востребованы такими политиками, как Чавес, в целом данное течение сходит со сцены. Его главным наследием стало резкое изменение отношения к католицизму в регионе. В XIX-XX веках Католическая Церковь в странах Латинской Америки не раз переживала гонения, однако всегда в целом восстанавливала свои позиции. Однако «теология освобождения» нанесла ей тяжелейший удар изнутри, оправиться от которого латиноамериканские католики не могут и по сей день.

Не умея дать ответ на духовные запросы людей, деятели «теологии освобождения» попытались удовлетворить их социально-экономические запросы – но и здесь потерпели неудачу, которая подорвала позиции католицизма как такового. Наиболее важным результатом «теологии освобождения» стала нарастающая секуляризация католических стран региона и падение авторитета Церкви и религии. В этом отношении долгосрочное влияние «теологии освобождения» на Латинскую Америку можно сравнить с влиянием Реформации на Европу.

Кризис Католической Церкви

Формально Латинская Америка остается сегодня основным оплотом католицизма в мире, ежегодно фиксируется увеличение численности католиков в регионе более чем на 1%. Однако о стабильности нет и речи: рост количества верующих объясняется высоким уровнем рождаемости, а в целом Католическая Церковь в регионе переживает острый кризис. По мнению религиоведа-латиноамериканиста Элио Масферрера, речь не идет о кризисе веры. Просто Церковь теряет позиции в «религиозном супермаркете». Если Церковь не изменит свою централизованную структуру и авторитарный стиль управления, то в Латинской Америке в ближайшие 15 лет ее ожидает настоящий крах», – прогнозирует эксперт.

Главный показатель кризиса – многолетняя уверенная тенденция к снижению доли католиков в населении латиноамериканских стран. Например, в крупнейшей стране региона Бразилии, по информации национального Института географии и статистики, в 1960 году считали себя католиками 93,1% населения, а в 2000 – 73,6%. По оценкам исследовательского института Datafolha, сегодня к Католической Церкви относят себя 64% граждан Бразилии, в то время как американский центр Pew Research Center полагает, что 34% бразильцев принадлежат к харизматическим протестантским конфессиям, в первую очередь, к пятидесятникам. При этом многие  бразильские католики не видят ничего зазорного в том, чтобы одновременно участвовать в ритуалах афро-бразильских магических религий. Духовенство Бразилии также не слишком соответствует стандартам католицизма: в стране широко распространены случаи, когда священники фактически вступают в брак – и Ватикан вынужден закрывать на это глаза, рискуя иначе потерять значительную часть клира.

В середине XX века население Колумбии было почти стопроцентно католическим, тогда как сегодня лишь 2/3 жителей страны заявляют о своей принадлежности к Католической Церкви. В Гватемале католики составляют около половины населения, тогда как численность протестантов достигла уже 1/3 населения. Параллельно увеличению протестантских общин в странах Латинской Америки растет число атеистов и людей без определенной религиозной принадлежности. Например, в марте этого года мексиканский Институт статистики, географии и информационных технологий опубликовал данные, согласно которым в стране ежегодно число католиков увеличивается на 1,7%, а вот атеистов – на 5,2%.

Ставка «теологии освобождения» на низшие социальные слои была проигрышной. Как говорят латиноамериканцы, «Церковь выбрала бедных, а бедные выбрали пятидесятников». Пока католики участвовали в политической борьбе, выяснилось, что харизматические протестантские конфессии гораздо эффективнее работают с духовными и социальными потребностями низов общества. Их проповедь для бедных и нищих в ряде стран оказалась очень успешной. Например, только общины пятидесятников показали свою способность вытеснять афро-бразильские магические культы из фавел бразильских мегаполисов.

Деятели «теологии освобождения» использовали недовольство низов традиционными связями Церкви с консервативными элитами Латинской Америки. Однако следствием стало недоверие к Церкви вообще, а не только к ее консервативным высшим иерархам, что повлекло за собой массовый уход верующих из католицизма. При этом политическая активность левых католиков заставила многие традиционные элиты с настороженностью относиться к католицизму в целом. В период военной диктатуры в Бразилии ее правители рассматривали Церковь как подрывную силу, что вынудило их поощрять распространение в стране протестантских конфессий и снять ограничения для афро-бразильских магических религий. В Сальвадоре правые боевики убили архиепископа Ромеро, тогда как в Гватемале кровавый военный диктатор Монтт был одновременно протестантским проповедником, дружившими с самими Джерри Фалуэллом и Пэтом Робертсоном.

Наконец, протестанты стали серьезной политической силой, тесня католиков даже на том поле, которое казалось тем наиболее выигрышным. Еще в 1974 году лютеранин генерал Гейзел стал президентом Бразилии. В Гватемале было уже два президента-протестанта. Оказалось, что протестантские конфессии – успешный политический соперник католиков как в правой, так и в левой части политического поля. В той же Бразилии последние годы многие евангелические христиане активно поддерживают левые силы: и те, и другие выступают оппозицией Католической Церкви, требуя социальной справедливости здесь и сейчас.

Наряду с наступлением протестантов, против Католической Церкви в Латинской Америке сегодня действует и ряд социальных факторов. Прежде всего, это моральный ригоризм Церкви, которая отвергает не только аборты и однополые браки, но даже контрацепцию. Мощным фактором разрыва с католицизмом становится урбанизация. Как отмечает священник Фернанду Альтемейер из Католического университета Сан-Паулу, «городская жизнь основана на потреблении» – а на этом поле католикам сложно состязаться с активными протестантскими миссионерами, которые традиционно связывают веру и материальное благополучие. Сельский житель, оказавшись в городе, не перестает быть верующим, но протестантизм кажется ему более привлекательным, адекватным ситуации.

Одновременно в Латинской Америке происходит постепенная плюрализация духовной жизни. Все больше людей заявляют о своей непринадлежности ни к одной конфессии, усиливаются формы религиозного синкретизма, вроде бразильской умбанды. Наконец, подъем индейского национализма в некоторых странах приводит к попыткам реанимировать языческие религии. Наиболее ярким примером такого рода стало введение президентом Боливии Эво Моралесом культа индейского богини плодородия Пачамамы в качестве государственного. Характерны тенденции и на северо-востоке Бразилии, где некоторые духовные лидеры негров и мулатов пытаются очистить афро-бразильские магические культы от католических и европейских влияний, восстановив в чистом виде африканскую языческую религию.

Сегодня мы присутствуем при финале монопольного положения Католической Церкви как властительницы умов латиноамериканцев. В регионе идет формирование новой модели развития, связанной, прежде всего, с городской культурой, секуляризмом, религиозным плюрализмом и удаленной от патриархального деревенского уклада, доктрин и практик ортодоксального католицизма. Происходящие процессы уже на протяжении жизни нашего поколения необратимо изменят облик стран Латинской Америки.



[1] Ордена иезуитов, францисканцев, доминиканцев, августинцев, капуцинов в том числе реализовали крупные проекты по созданию целых сетей укрепленных миссий на территориях индейских племен. Самым известным проектом такого рода стало так называемое «иезуитское государство» в Парагвае.

[2] Следует учитывать, что многие видные либералы Латинской Америки принадлежали к разновидностям масонства, настроенным резко против католической религии

[3] В «теологии освобождения» речь шла о приоритете «ортопрактики» над ортодоксией. 

Обсудить с другими читателями >
Ранее в рубрике
Прощание с Хемингуэем
51-й штат?
автор:Борис Соколов
XCOM – шахматы будущего
автор:Егор Просвирнин
С извращенцем по идеологии
автор:Алексей Юсев
Страх растворяется в воздухе
«Россия – самая свободная страна Европы в выборе форм образования!»
автор:Татьяна Ковалева
Почему Джордж Сорос остается в Америке?
автор:Александр Кустарев
То, что вы не видите успехов ЦРУ, не означает их отсутствия
Как постричься миллиардеру в Америке
автор:Юрий Бурносов
О грядущем домов в 1000 этажей и «колесных костюмов»
автор:Сид Мид
автор:Алексей Карякин
Русские сны Европы
автор:Владимир Можегов
Почему местная полиция надежнее агентов за рубежом?
Американские информбюро
США окружают Китай
автор:Илья Крамник
автор:Сергей Мурзинский
Богатое наследие дешевого кино
автор:Александр Буланов
Америка: возвращение идеального
автор:Дмитрий Дробницкий, Александра Забалуева, Борис Межуев
Реквием по демократии
Первые контуры постчеловеческого мира
автор:Егор Просвирнин
Гарри Гаррисон: плохие времена не могут продолжаться долго
автор:Василий Мидянин Юрий Бурносов
Митт Ромни и Латинская Америка
автор:Александр Буланов
Республиканцы усиливают свои позиции в Голливуде
автор:Борис Соколов
История человека и книги
автор:Георгий Осипов
автор:Илья Крамник
Следы «Нового курса»
автор:Яков Шустов
Почему Джокер?
Взболтано? Смешано!
Тень Уго Чавеса: что такое Боливарианский альянс
автор:Александр Буланов
Демократия по Dr. Pepper
Что читать о Холодной войне
автор:Яков Шустов
Политические мячики Старого Света
Один глаз и половина лба
автор:Дмитрий Володихин
автор:Лев Масиель Санчес
Фашизм по-американски
«Белый тигр» и американские китобои
автор:Станислав Хатунцев
Чили: рассуждения о левом мифе Латинской Америки.
автор:Яков Шустов
Военное сотрудничество России и стран Латинской Америки: осторожные надежды
автор:Илья Крамник
Откуда пришел «Белый тигр»?
автор:Юрий Бурносов
Москва и Каракас: за чей счет дружба?
автор:Алексей Карякин
«Сделано в Рио-де-Жанейро» – это серьезно
Американцы создадут Ельцин-Центр в Екатеринбурге
Тим Бертон, хватит лицемерить!
Познавательная урбанистика сериалов
По мотивам По
автор:Юрий Бурносов
Американская готика: между пошлостью и искусством
Социальная подоплека «посредственного блокбастера»
автор:Алексей Юсев
«Бонапартизм» Люттвака vs «Гандизм» Шарпа
автор:Яков Шустов
Высшая мера – для сержанта Бейлса?
автор:Андрей Ларин
Deadline для Эры Водолея
Ностальгия по-американски
Голливуд смотрит на Россию. Часть II
автор:Яков Шустов
«Я не боюсь открытия базы в Ульяновске!»
автор:Евгений Ройзман
«Ловушка» демократизации
автор:Светлана Лурье
В «Симпсонах» было все…
В поисках золотых бобов Госдепа
«Сравнение между Россией и Бразилией очевидно»
автор:Клайд Престовиц
Голливуд смотрит на Россию. Часть I
автор:Яков Шустов
Плохое американское кино на грузинские деньги
Русские в плену журналистского PR
автор:Яков Шустов
Латиноамериканцы во внутренней политике США
автор:Алексей Карякин
Прогулка с экспатом
Истоки и смысл мексиканской нарковойны
автор:Алексей Карякин
Анатомия латиноамериканской преступности: случай Гватемалы
автор:Эльвина Таракихи
Опыт Мексики: несостоявшаяся «революция кактусов»
Как значки, футболки и стикерсы делают президентов
автор:Яков Шустов
Чаепитие с железной леди
автор:Алексей Юсев
Лозунг «защиты мира» не следует принимать близко к сердцу
автор:Игорь Джадан
Стивен Долдри на Манхэттене
Мир меняется. Меняются и войны
автор:Борис Межуев, Кирилл Бенедиктов
Занимательное драконоведение девушек и их татуировок
автор:Алексей Юсев
Негарантированные ценности
В Белый дом через телеэкран. Часть II
автор:Яков Шустов
В Белый дом через телеэкран. Часть I
автор:Яков Шустов
Латинская Terra наша America
Друг и товарищ Пинап
Излечение от мистицизма
Тратим деньги, чтобы убить время
Как мы говорим об Америке
Киногид для не таких как все
Как поверить, что США не всемогущи?
автор:Ярослав Бутаков
«Трансгрессия возвращается…»
автор:Кирилл Разлогов
Зов чужих предков
От полковника Боуи до полковника Эпплгейта
автор:Яков Шустов
Протеже сатаны
Зарубежный школяр как «агент влияния»
Рожденные приземлёнными
автор:Яков Шустов
С Днем благодарения, пилигримы!
Странный маккартизм
автор:Генри Джеймс
Американские папы и мультипликационная политика
Когда спящие проснутся…
автор:Георгий Филимонов
Под крылом — Аляска
Британское кино в американском духе
Что делают американские монстры в ресторанах Москвы?
Видео-энциклопедия глобальных угроз
автор:Алексей Юсев
Почему «Безумцы» не приживутся в России
Фильмы про то, как мужик бреется
Между вещным и вечным
Несостоявшаяся революция
автор:Егор Просвирнин
Нулевые были. И небыли
автор:Яков Шустов
Элитное образование как способ инвестирования в будущее
Строгое платье истории
Отцы и дети по-североамерикански
По следам полковника Кольта
автор:Яков Шустов
Луна в сточной канаве
Eco fashion: маркетинговый ход или стратегия выживания?
Вечная одноэтажная Америка
автор:Яков Шустов
Дикие гуси и арабские революции
автор:Иван Коновалов
По ту сторону Конана и Ктулху
автор:Дмитрий Володихин
Витгенштейн любит пинаколаду
Чернокожие критики Обамы
Благодать и пастиш для Обамы
автор:Полина Колозариди, Кирилл Мартынов
Америка 70-х: десятилетие порно-шика
Поющие рыбы России
автор:Егор Просвирнин
«Покупай американское!»
Большая жратва на скорую руку
Rednecks: «отвали и не связывайся»!
автор:Отто Шивуте
команда авторов
Кирилл Бенедиктов руководитель отдела интеллектуальных расследований. Писатель, политолог. Участник Цеха политической критики
Наталия Быкадорова специальный корреспондент портала Terra America
Василий Ванчугов политический философ, профессор кафедры истории философии факультета гуманитарных и социальных наук РУДН
Наталья Войкова обозреватель портала Terra America, эксперт по гендерным вопросам
Наталья Демченко руководитель отдела спецпроектов портала Terra America
Дмитрий Дробницкий главный редактор портала Terra America. Публицист, политолог
Александра Забалуева выпускающий редактор портала Terra America
Александр Костин эксперт по проблемам безопасности и военно-политического сотрудничества
Никита Куркин один из основателей и продюсер проекта Terra America, участник Цеха политической критики
Эдвард Люттвак американский историк, специалист по вопросам международных отношений, истории военных конфликтов и стратегии действий вооруженных сил.
Виктория Максимова художник, культуролог
Борис Межуев один из основателей портала Terra America, участник Цеха политической критики. Кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
Юлия Нетесова кандидат политических наук, специальный корреспондент портала Terra America
Александр Павлов Кандидат юридических наук, доцент философского факультета НИУ - ВШЭ
Алексей Черняев кандидат политических наук и заведующий отделом Латинской Америки портала Terra America.