05:30(МСК)
21:30(NY)
18:30(LA)
Год Сноудена в России

Автор: Наталья Демченко
Добавлено: 18.07.2014

Пространство
0
ком

Латинская Америка: produit en France

Неизвестный культурный компонент Латинской Америки
Оцените этот контент

Рождение концепции

Сегодня мы говорим о «Латинской Америке» как об идее, чей смысл абсолютно понятен для нас и естественен. Однако еще 200 лет назад даже немногие существовавшие тогда интеллектуалы этого региона просто бы не поняли, что означает это словосочетание. В ходу были иные термины – «Америки», «Испанские Индии», «Испанская Америка», «Лузитанская[1] Америка». Понятие «Латинская Америка» появилось на свет совсем недавно, в середине XIX века. Его начали впервые использовать для описания региона во Франции. Популярность оно обрело благодаря геополитическим амбициям французского императора Наполеона III (1852 – 1870 годы), племянника знаменитого корсиканца. Он всеми силами пытался расширить французское влияние в мире, в том числе и самыми необычными средствами.

Середина XIX века стало эпохой распространения концепций, деливших мир на расово-культурные блоки, объединявшие родственные нации. Процветали доктрины пангерманизма, панславизма, англосаксонского родства, оформлялась идея пантюркизма. Наполеон III стремился найти способ, который позволил бы ему успешно играть и на этом политическом поле. Таковым способом стала идея союза всех романоязычных, «латинских» стран под эгидой «старшего брата»  Франции. Подобная коалиция могла серьезно усилить положение Парижа на международной арене перед лицом Британской империи, Соединенных Штатов, России, Австрийской империи, объединявшейся Германии.

Концепция союза «латинских» стран сыграла немалую роль во французской политике в период от Второй империи до Второй мировой войны. Вытекавшими из нее соображениями было продиктовано, например, участие Франции в войне за объединение Италии (1859-1860 годы), содействие Парижа объединению Румынии (1856-1866) и противодействие попыткам посадить на вакантный испанский трон немецкого принца. Экономической основой альянса романоязычных стран являлся Латинский валютный союз, многие годы функционировавший в интересах Франции.

Одним из самых важных компонентов блока «латинских» стран под эгидой Франции могли стать бывшие испанские и португальские колонии в Америке. Несмотря на отсталость и слабую освоенность, с ними связывались большие перспективы развития. Вторая империя активно участвовала в делах этих стран, апогеем чего стала французская интервенция в Мексику в 1862-1867 годах, когда Наполеон III безуспешно пытался посадить на трон в Мехико своего ставленника Максимилиана Габсбурга, брата австрийского императора Франца-Иосифа.

Попытки включить ибероамериканские страны в сферу французского влияния требовали убедительного обоснования. Им оказалась концепция «Латинской Америки», утверждавшая родство данных стран с «латинскими»[2] державами Европы, включая Францию[3]. Учитывая этническую и расовую разнородность романоговорящих стран, концепция «Латинской Америки», разработанная еще в 1830-е годы сен-симонистом Мишелем Шевалье, была обречена находить их общность только в языке и в культуре, в противоположность, например, пангерманизму с его идеей «крови и почвы». С той поры латиноамериканцами в мире в равной степени считаются и чистокровный белый немец из Бразилии (например, генерал-президент Эрнст Гейзел, и бразильский негр (футболист Пеле), потому что их объединяет один язык и одна культура.

Люди и вещи

Почему идея Латинской Америки воплотилась в жизнь, хотя Вторая империя не пережила позорной капитуляции своего основателя Наполеона III перед Бисмарком в ловушке Седана? Ответ прост: Франция оказала огромное влияние на становление многих аспектов культуры латиноамериканских стран. Безусловно, освободившиеся колонии иберийских держав вначале обратили внимание на США и Англию, в которых видели образцы обустройства общественной жизни. Но уже второе поколение латиноамериканского образованного класса с 1830-1840-х годов обрело свою Мекку в Париже. Эти люди увидели во Франции родину настоящей культуры, изящного вкуса и искусства жить. С того момента все французское, от вин Бордо до новаторских проектов Густава Эйфеля, с жадностью поглощалось иберийской Америкой, превращавшейся благодаря французам в Америку Латинскую.            

Иногда влияние Франции приходило не с миром, а с войной. В Мексике французская интервенция 1862-1867 годов привела к тому, что гастрономические предпочтения двора злосчастного императора Максимилиана Габсбурга, которые принесли его повара из Парижа, распространились сверху донизу. Можно вспомнить и внедрение привычки подавать на завтрак круассаны, и распространение шампанского как признака роскошной жизни, и даже пристрастие мексиканской элиты к коньяку – независимо от политических предпочтений. Недаром генерал-президент Викториано Уэрта (1913-1914), один из самых кровавых диктаторов Мексики, остался в памяти не только жестокостью, но и фразой, что Хеннеси и Реми Мартель – единственные иностранцы, которым мексиканцы имеют основание быть благодарными.  

Французские образцы стал моделью изменения самой структуры ряда латиноамериканских городов. Знаменитая реконструкция Парижа его префектом бароном Османом в 1850-1860-е годы стала прототипом для обновления в конце XIX – начале XX века ведущих столиц региона – Буэнос-Айрес, Рио-де-Жанейро, Мехико. Каждый из этих городов подражал Парижу Третьей республики с его блеском Belle époque. На берегах Ла-Платы или бухты Гуанабара изменения были аналогичны тем, что произошли ранее на берегах Сены. На смену кварталам старой застройки с их узкими улицами и антисанитарией пришли широкие проспекты и бульвары, монументы, помпезные общественные и частные здания в эклектическом стиле. «Маленьким Парижем» по праву мог быть назван не только Будапешт или Бухарест, но и Буэнос-Айрес. Даже в Манаусе, затерянном центре добычи каучука в центре бразильской Амазонии, был построен гигантский оперный театр, сумевший подражать парижской Гранд-опера не только в оформлении интерьеров, но и в репертуаре (Карузо). 

Скрытым каналом влияния на Латинскую Америку была финансовая власть Франции над миром. От Июльской монархии до Первой мировой войны Парижская биржа оставалась крупнейшим в мире рынком свободного капитала, а сама Франция имела репутацию «мирового ростовщика». Займами ее банков пользовались все государства, от Российской империи до Сиама. К этому источнику капитала активно обращались страны Латинской Америки, поощрявшие приход французского бизнеса. Хотя коммерческие и финансовые вопросы стали причиной интервенций Франции против аргентинского диктатора Росаса и мексиканского президента Хуареса, в большинстве случае Франция не связывала инвестиции и кредиты с выполнением тяжелых экономических и политических условий, в отличие от США и Британии.

Наконец, Франция дала Латинской Америке немало людей. Бедные сельские регионы Франции стали источником массовой эмиграции в Аргентину, Бразилию, Уругвай, Чили. В последней из этих стран, например, на французское происхождение своих обладателей указывают такие фамилии, как Пиночет или Бачелет. Из среды аргентинских французов происходят первый подлинно демократический президент страны Ипполит Иригойен, знаменитый президент Хуан Перон и его жена Эвита, писатель Хулио Кортасар и самый знаменитый автор мелодий танго – Карлос Гардель. Не стоит забывать, что французские виноделы, бежавшие в конце XIX века от эпидемии филлоксеры, создали полноценную винодельческую отрасль в Чили и Аргентине, принеся туда качественные сорта винограда и передовые технологические навыки.

Идеи и люди

Культурное влияние Франции безусловно преобладало в Латинской Америке с 1830 по 1945 годы. Его адептами была в основном либерально настроенная часть образованного класса, для которой Франция и стала центром притяжения. Хотя США и Британия сохраняли привлекательность, стала ясной невозможность автоматически перенести англосаксонский опыт в страны к югу от Рио-Гранде. Влияние же Испании и Португалии после обретения независимости было объявлено чуждым и враждебным, не исключая испанского либерализма в духе Кадисской конституции 1812 года. К наследию бывших метрополий апеллировали только твердые, клерикально настроенные консерваторы, роль которых в политике региона медленно, но неуклонно сокращалась. Оставалась Франция, которую либералы разных видов воспринимали как успешный пример либерального общества на романской почве.

Франкофилия доходила в Латинской Америке до самых крайних проявлений. Одного из главных отцов-основателей Бразильской республики звали Бенжамен Констан, в честь известного французского либерала начала XIX века. А одним из первых деяний этих отцов-основателей было введение в качестве государственного праздника Бразилии 14 июля, дня взятия Бастилии, который отмечался с 1890 года вплоть до периода диктатуры Варгаса. Образованная часть общества Латинской Америке отождествляла себя с Францией до такой степени, что была готова оказывать своей духовной метрополии активную материальную и даже военную помощь во время ей столкновений с Германией. И если намерение боливийского диктатора-самодура Мариано Мелгарехо отправить свое войско на помощь осажденному немцами Парижу в 1870 году так и осталось историческим анекдотом, то массовое движение в поддержку Франции во главе с крупнейшим политиком Руи Барбоза добилось вступления Бразилии в Первую мировую войну на стороне Антанты.

Контакты с французской мыслью XIX века создали особый образ мышления латиноамериканского либерализма. Самый крупный из его деятелей, аргентинский президент Доминго Сармьенто почерпнул в Париже идеи Токвиля и Конта, ставшие ориентирами его политической программы. Оттуда же он заимствовал расовые идеи[4], например, о связи общественного прогресса и развития свободы с уменьшением доли представителей небелых рас в населении, что  породило политику ликвидации негров в Аргентине и их «отбеливания» в Бразилии.

Впрочем, хотя латиноамериканцы заимствовали из Франции политическую мысль от позитивизма до анархо-синдикализма, политические системы региона почти всюду копировали и копируют образец США, но не французские модели парламентской или президентско-парламентской республики, которые кажутся более пригодными для достижения политического компромисса. Более того, попытка ввести в Бразилии президентско-парламентскую систему в 1961-1963 годах закончилась неудачей и ускорила крах демократии. Латинская Америка была и остается очень далекой от французских представлений о политических институтах, прежде всего, о роли парламента и порядке формирования правительства.

Духовное воздействие Франции постоянно поддерживалось системой образования. Студенты из Нового Света, обучавшие во французских учебных заведениях, приносили на родину доктрины позитивизма, которые укоренились и долгое время процветали в образовательных структурах Латинской Америки. Философская социология Огюста Конта в сочетании с расизмом стала подлинной верой мексиканских сьентификос, аргентинских последователей Сармьенто, основателей бразильской республики. Самым ярким проявлением влияния французского позитивизма в регионе стало появление в 1889 года на флаге только что провозглашенной Республики Бразилия лозунга Конта «Порядок и прогресс», который остается на нем и по сей день.

Подчеркнем, что речь идет об обучении не только по гражданским специальностям.  С конца XIX века и до Второй мировой войны ряд армий региона были реорганизованы по французским образцам, причем пика этот процесс достиг в 1920-е годы вследствие победы Антанты в Первой мировой войне. Немало латиноамериканских командиров тогда получили дополнительное военное образование во Франции. Одним из них был, например, маршал Каштелу-Бранку, который в 1964 году сверг левого президента Бразилии Гуларта и основал 20-летнюю военную диктатуру.

Из Франции в Латинскую Америку попадали не только респектабельные и (квази)научные идеи. Широко заимствовались и те идеи, которые считались маргинальными – от анархизма до спиритизма. Во второй половине XIX века в Бразилии широко распространилась французская версия спиритизма Алена Кардека, которая смешалась с афро-бразильскими культами (макумба, кимбанда) и породила умбанду, наиболее популярное сегодня в этой стране синкретическое религиозное течение, привлекающее к себе множество белых.

Обратный людской поток выносил во Францию множество видных уроженцев Латинской Америки. В эту страну ехали не только для того, чтобы получить образование или приятно провести время. Париж был излюбленным местом для латиноамериканских изгнанников, будь-то один из главных лидеров войны за независимость Хосе Сан-Мартин, свергнутый мексиканский диктатор Порфирио Диас, попавший в опалу у военных отец бразильского экономического чуда 1960-х годов Дельфим Нето[5]. И в то же время Париж давал шанс обрести мировую славу с нуля (как сумел сделать аргентинец Кортасар) или приумножить ее (подобно бразильскому архитектору-коммунисту Оскару Нимейеру).

В последние десятилетия политическое и культурное влияние Франции в мире серьезно сократилось, причем этот процесс не миновал и Латинскую Америку. Во второй половине прошлого века из духовной колонии Франции данный регион превратился в периферию Соединенных Штатов, но это не может отменить фактов. Культурная матрица латиноамериканских стран испытала сильнейшее влияние Франции, уже не поддающееся удалению: оно вошло в «почву и кровь», и остается там.


[1] Лузитанская от слова «Лузитания», древнеримского названия территории современной Португалии

[2] То есть со странами, где говорят на романских языках, произошедших от древней латыни

[3] Стоит заметить, что сначала концепция «Латинской Америки» включала в себя и франкоговорящих негров из Гаити, которых теперь обычно не принято относить к данному региону.

[4] Не стоит забывать, что основатель расовой политико-биологической доктрины Гобино был французским аристократом, а сама идея «войны рас» внутри общества пользовалась огромной популярностью среди французских мыслителей XVIII и первой половины XIX веков, когда процветали рассуждения о вечной вражде рас «франков» и «галлов» как основной движущей силе истории Франции.

[5] Новый генерал-президент Гейзел лишил Дельфима Нето положения руководителя всей бразильской экономики и вместо того отправил его послом в Париж на вершине национального экономического рывка в 1974 году.

Обсудить с другими читателями >
Ранее в рубрике
То, что вы не видите успехов ЦРУ, не означает их отсутствия
Как постричься миллиардеру в Америке
автор:Юрий Бурносов
О грядущем домов в 1000 этажей и «колесных костюмов»
автор:Сид Мид
автор:Алексей Карякин
Русские сны Европы
автор:Владимир Можегов
Почему местная полиция надежнее агентов за рубежом?
Американские информбюро
США окружают Китай
автор:Илья Крамник
автор:Сергей Мурзинский
Богатое наследие дешевого кино
автор:Александр Буланов
Америка: возвращение идеального
автор:Дмитрий Дробницкий, Александра Забалуева, Борис Межуев
Реквием по демократии
Первые контуры постчеловеческого мира
автор:Егор Просвирнин
Гарри Гаррисон: плохие времена не могут продолжаться долго
автор:Василий Мидянин Юрий Бурносов
Митт Ромни и Латинская Америка
автор:Александр Буланов
Республиканцы усиливают свои позиции в Голливуде
автор:Борис Соколов
История человека и книги
автор:Георгий Осипов
автор:Илья Крамник
Следы «Нового курса»
автор:Яков Шустов
Почему Джокер?
Взболтано? Смешано!
Тень Уго Чавеса: что такое Боливарианский альянс
автор:Александр Буланов
Демократия по Dr. Pepper
Что читать о Холодной войне
автор:Яков Шустов
Политические мячики Старого Света
Один глаз и половина лба
автор:Дмитрий Володихин
автор:Лев Масиель Санчес
Фашизм по-американски
«Белый тигр» и американские китобои
автор:Станислав Хатунцев
Чили: рассуждения о левом мифе Латинской Америки.
автор:Яков Шустов
Военное сотрудничество России и стран Латинской Америки: осторожные надежды
автор:Илья Крамник
Откуда пришел «Белый тигр»?
автор:Юрий Бурносов
Москва и Каракас: за чей счет дружба?
автор:Алексей Карякин
«Сделано в Рио-де-Жанейро» – это серьезно
Американцы создадут Ельцин-Центр в Екатеринбурге
Тим Бертон, хватит лицемерить!
Познавательная урбанистика сериалов
По мотивам По
автор:Юрий Бурносов
Американская готика: между пошлостью и искусством
Социальная подоплека «посредственного блокбастера»
автор:Алексей Юсев
«Бонапартизм» Люттвака vs «Гандизм» Шарпа
автор:Яков Шустов
Высшая мера – для сержанта Бейлса?
автор:Андрей Ларин
Deadline для Эры Водолея
Ностальгия по-американски
Голливуд смотрит на Россию. Часть II
автор:Яков Шустов
«Я не боюсь открытия базы в Ульяновске!»
автор:Евгений Ройзман
«Ловушка» демократизации
автор:Светлана Лурье
В «Симпсонах» было все…
В поисках золотых бобов Госдепа
«Сравнение между Россией и Бразилией очевидно»
автор:Клайд Престовиц
Голливуд смотрит на Россию. Часть I
автор:Яков Шустов
Плохое американское кино на грузинские деньги
Русские в плену журналистского PR
автор:Яков Шустов
Латиноамериканцы во внутренней политике США
автор:Алексей Карякин
Прогулка с экспатом
Истоки и смысл мексиканской нарковойны
автор:Алексей Карякин
Анатомия латиноамериканской преступности: случай Гватемалы
автор:Эльвина Таракихи
Опыт Мексики: несостоявшаяся «революция кактусов»
Как значки, футболки и стикерсы делают президентов
автор:Яков Шустов
Чаепитие с железной леди
автор:Алексей Юсев
Лозунг «защиты мира» не следует принимать близко к сердцу
автор:Игорь Джадан
Стивен Долдри на Манхэттене
Мир меняется. Меняются и войны
автор:Борис Межуев, Кирилл Бенедиктов
Занимательное драконоведение девушек и их татуировок
автор:Алексей Юсев
Негарантированные ценности
В Белый дом через телеэкран. Часть II
автор:Яков Шустов
В Белый дом через телеэкран. Часть I
автор:Яков Шустов
Латинская Terra наша America
Друг и товарищ Пинап
Излечение от мистицизма
Тратим деньги, чтобы убить время
Как мы говорим об Америке
Киногид для не таких как все
Как поверить, что США не всемогущи?
автор:Ярослав Бутаков
«Трансгрессия возвращается…»
автор:Кирилл Разлогов
Зов чужих предков
От полковника Боуи до полковника Эпплгейта
автор:Яков Шустов
Протеже сатаны
Зарубежный школяр как «агент влияния»
Рожденные приземлёнными
автор:Яков Шустов
С Днем благодарения, пилигримы!
Странный маккартизм
автор:Генри Джеймс
Американские папы и мультипликационная политика
Когда спящие проснутся…
автор:Георгий Филимонов
Под крылом — Аляска
Британское кино в американском духе
Что делают американские монстры в ресторанах Москвы?
Видео-энциклопедия глобальных угроз
автор:Алексей Юсев
Почему «Безумцы» не приживутся в России
Фильмы про то, как мужик бреется
Между вещным и вечным
Несостоявшаяся революция
автор:Егор Просвирнин
Нулевые были. И небыли
автор:Яков Шустов
Элитное образование как способ инвестирования в будущее
Строгое платье истории
Отцы и дети по-североамерикански
По следам полковника Кольта
автор:Яков Шустов
Луна в сточной канаве
Eco fashion: маркетинговый ход или стратегия выживания?
Вечная одноэтажная Америка
автор:Яков Шустов
Дикие гуси и арабские революции
автор:Иван Коновалов
По ту сторону Конана и Ктулху
автор:Дмитрий Володихин
Витгенштейн любит пинаколаду
Чернокожие критики Обамы
Благодать и пастиш для Обамы
автор:Полина Колозариди, Кирилл Мартынов
Америка 70-х: десятилетие порно-шика
Поющие рыбы России
автор:Егор Просвирнин
«Покупай американское!»
Большая жратва на скорую руку
Rednecks: «отвали и не связывайся»!
автор:Отто Шивуте
команда авторов
Кирилл Бенедиктов руководитель отдела интеллектуальных расследований. Писатель, политолог. Участник Цеха политической критики
Наталия Быкадорова специальный корреспондент портала Terra America
Василий Ванчугов политический философ, профессор кафедры истории философии факультета гуманитарных и социальных наук РУДН
Наталья Войкова обозреватель портала Terra America, эксперт по гендерным вопросам
Наталья Демченко руководитель отдела спецпроектов портала Terra America
Дмитрий Дробницкий главный редактор портала Terra America. Публицист, политолог
Александра Забалуева выпускающий редактор портала Terra America
Александр Костин эксперт по проблемам безопасности и военно-политического сотрудничества
Никита Куркин один из основателей и продюсер проекта Terra America, участник Цеха политической критики
Эдвард Люттвак американский историк, специалист по вопросам международных отношений, истории военных конфликтов и стратегии действий вооруженных сил.
Виктория Максимова художник, культуролог
Борис Межуев один из основателей портала Terra America, участник Цеха политической критики. Кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
Юлия Нетесова кандидат политических наук, специальный корреспондент портала Terra America
Александр Павлов Кандидат юридических наук, доцент философского факультета НИУ - ВШЭ
Алексей Черняев кандидат политических наук и заведующий отделом Латинской Америки портала Terra America.