00:25(МСК)
16:25(NY)
13:25(LA)
Год Сноудена в России

Автор: Наталья Демченко
Добавлено: 18.07.2014

Пространство
0
ком

Отказ от соучастия:консенсус по поводу невмешательства

Часть третья
Автор: Борис Межуев, Кирилл Бенедиктов
Оцените этот контент

Никто из экспертов, к кому Terra America обращалась с вопросом об оценке внешней политики Путина в 2003 году (а среди опрашиваемых нами экспертов были люди разных взглядов, как сторонники, так и противники нынешнего главы правительства), не разделяет точку зрения, что России следовало одобрить действия Вашингтона и тем более самой участвовать во вторжении[1].

Социолог левых взглядов, сотрудник Института проблем глобализации Алла Глинчикова считает, вне зависимости от мотивов Путина, что «выступление против вторжения в Ирак было правильным с точки зрения интересов России. Война в Ираке была преступлением против людей, живущих в этой стране, и остается им по сей день. Выгадать от поддержки американских преступлений Россия не может, только зря потеряет лицо». 

С ней согласен консервативный воронежский историк Станислав Хатунцев, который считает, что решение присоединиться к Франции и Германии, было«личным выбором Путина, основанным на прагматических аргументах». Хатунцев признает, что «выгоды от вторжения в Ирак России не было никакой, напротив, просматривалось явное ухудшение её позиций на Ближнем Востоке». Точка зрения тех экспертов, кто считал необходимым участвовать в сговоре по поводу иракской нефти, по мнению воронежского историка, «не соответствовала национально-государственным интересам России»:

«Получить сколько-нибудь ощутимую выгоду от присоединения к антииракской коалиции наша страна никоим образом не могла. Никто не собирался давать России иракскую нефть. Напротив, одной из целей вторжения в Ирак, хотя, конечно же, довольно второстепенной, как раз и было стремление выбить Россию из иракского нефтяного сектора, лишить её активов, имевшихся у неё там. После марта 2003 г. именно это и произошло. Однако выяснилось, что помощь России нужна для стабилизации внутреннего положения в Ираке, поэтому, чтобы «сохранить лицо» и выйти из этой страны «победителем», а не только разрушителем государства и «вешателем» фрикоидного «покемона» Хусейна, США со временем пришлось уступить РФ некоторые позиции в нефтегазовом сегменте Ирака (речь идёт о соглашении компании «ЛУКОЙЛ» с багдадским правительством).»

Таким образом, и с прагматической стороны решение Путина представляется обоснованным.

По мнению либерального публициста, редактора «Русского журнала» Александра Морозова: 

«сейчас уже забывается и то, что администрация Буша практически «хоронила» ООН, при этом не имея, насколько можно судить, какого-либо плана другой архитектуры мирового сотрудничества в случае демонтажа ялтинской системы. Очевидно, что Россия не могла участвовать в таком демонтаже и поддержать военную операцию в Ираке, не получившую одобрения ООН».

На это суждение можно возразить, что сегодня забывается и то, насколько решение Путина шло вразрез с экспертным консенсусом, ориентированным на совершенно иную стратегию.

Экономист, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин также признает обоснованность действий России в начале 2003 года, при всем резко критическом отношении лично к Путину:

Думаю, что Путин руководствовался прагматическими аргументами, так как его отношение к праву и морали известно россиянам достаточно хорошо».

Какую-либо серьезную заинтересованность России в договоренностях с США накануне превентивного вторжения Делягин отрицает полностью:

«Разбой на большой дороге, как и наркоторговля, как и наглое попрание суверенитета иных стран, может быть выгодным в краткосрочном плане, но приличные люди этим не занимаются. Бандитизм в долгосрочном плане, как правило, нерентабелен, - и люди, призывающие присоединяться к бандитам, являются обычно не только моральными калеками, но и нерасчетливыми коммерсантами. В данном случае США и их сателлиты из НАТО с удовольствием бы приняли помощь «шабес-гоев» из руководства РФ, но прибыль от операции оставили бы себе. Вся история отношений РФ (да и горбачевского СССР) с США весьма убедительно свидетельствует, что американцы не считают нужным платить за уже оказанную услугу и не склонны выполнять свои обещания после того, как получили желаемое.»

С оппозиционно настроенным Михаилом Делягиным согласен и популярный телеведущий и один из лидеров Антиоранжевого комитета Максим Шевченко, который, разумеется, в гораздо большей степени делает акцент на позитивной роли Президента РФ:

«И формальное выражение солидаризация с позицией Германии и Франции по Ираку, попытка создания своеобразного "европейского блока", который бы казался достаточно независимым от американской политики, от американского давления – это был серьезный шаг. То есть это была политическая игра с большими рисками, с компромиссами, но вместе с тем политика, которая привела к положительным результатам. Мы видим, что в результате некой политики Россия во главе с Путиным смогла эмансипироваться от той зависимости, в которой она находилась по отношению к американцам в 90-е годы, смогла выплатить свои долги, в том числе международным финансовым организациям, смогла выйти на какие-то форматы соглашений с европейскими странами, и в какой-то мере начать выстраивать свой суверенитет. Поэтому это было политическое решение. И в рамках политической игры оно было абсолютно правильным, как мы теперь видим. Хотя это решение (и другие политические решения того периода) было сопряжено для Путина и его команды с большими моральными и политическими издержками. Но в стратегическом смысле все это оказалось правильным.»

Наименьшую симпатию к российскому руководству и его политике тех лет среди опрошенных нами экспертов высказал известный левый публицист и философ Александр Тарасов, который считает, что несмотря на антивоенную позицию тех лет Россия отнюдь не стремилась бросить вызов Вашингтону:

«Демонстрировать нарочитую «самостоятельность» Путин стал позже – когда на чужих примерах убедился, что для Вашингтона просто лояльности недостаточно, что США в таких случаях нацеливаются на замену лояльных режимов откровенно марионеточными (условно говоря, вместо Кучмы – Ющенко).»

 

На просьбу прокомментировать позицию Вячеслава Никонова тех лет и других экспертов, придерживавшихся проамериканской точки зрения, Тарасов ответил более жестко:

«Экономические интересы России требуют восстановления и развития ее собственного народного хозяйства, а не участия в качестве жалкого, третьестепенного партнера в империалистическом грабеже чужого имущества. Тем более, что этот грабеж ограбленные рано или поздно грабителям припомнят. Выгоды от присоединения к коалиции на условиях получения доступа – по определению незначительного – к иракским нефтяным запасам могли получить только те или иные нефтяные олигархи, но не народы России.»

Никто из опрошенных нами экспертов не поддержал популярную в начале 2003 года идею о том, что «Россия могла бы получить неплохие дивиденды» в случае дипломатических уступок Вашингтону. Поразительно другое: отказ Путина идти на эти уступки воспринимается сегодня очень многими, если не большинством наблюдателей, как вполне естественная, не требующая никаких волевых усилий линия поведения.

Еще раз сошлемся на Морозова:

«трудно представить себе другое решение В.Путина и российского руководства, чем то, какое было принято».

Между тем, в экспертной среде, а надо полагать и в более высоких средах, чаша весов склонялась скорее в пользу совсем другой линии поведения. И если бы Путин послушался соответствующих экспертных рекомендаций, то вне зависимости от того, как сложились бы его отношения с американцами, авторитет власти внутри страны был бы гораздо менее прочным. Можно даже сказать более определенно, рискнув в начале 2003 года проявить нелояльность Вашингтону, российская власть обрела новую моральную легитимность, которая позволила ей успешно пройти через нелегкие с точки зрения экономики и политики последующие девять лет.

Трудно сказать с полной определенностью о том, какие конкретные причины определили выбор Путина. Очевидным образом, российский президент действовал на основании не только моральных и правовых мотивов. Его коллега президент Буш в своих мемуарах делал упор на нежелании Путина «рисковать выгодными контрактами на нефть». Безусловно, Россия дорожила этими контрактами, но это не объясняет, почему в стремлении их сохранить Путин не пошел на союз с американцами в тот момент, когда всем трезвым наблюдателям стало ясно: «Война неизбежна!».

Частично сближение России с Германией может найти разъяснение в последующем активном содействии канцлера Герхарда Шредера строительству газопровода «Северный поток» и в целом ставке России на двухсторонний энергетический альянс с ФРГ. Однако нам представляется, что эта выгодная для обеих сторон сделка не слишком нуждалась в каких-то дополнительных политических аргументах. Путин, конечно, прекрасно сыграл на возникших в силу иракского конфликта и разного отношения к нему «старой» и «новой» Европы германо-польских и германо-прибалтийских противоречиях, однако, как мы видим, устранение фактора «новой» Европы в эпоху Обамы ничуть не помешало успешному запуску «Северного потока» в 2010 году. Определенным фактором внешней политики могло стать и нежелание российского руководства осложнять еще в большей степени отношения с исламским миром и собственным мусульманским населением, однако, и этот фактор не мог стать решающим: едва ли смягчение твердой позиции по Ираку в Совете Безопасности ООН было бы воспринято российскими мусульманами слишком болезненно на фоне продолжающихся неурядиц в Чечне и Дагестане.

Думается, самым правильным ответом на вопрос о мотивах российской внешней политики в иракском вопросе было бы указание на политическое чутье Путина, который верно понял, что готовность уступить Вашингтону в долгосрочной перспективе означала бы подрыв одной из ценностных основ нынешнего российского режима – а именно императива государственного суверенитета. Мало кто внутри страны продолжал бы верить власти, способной делить природные ресурсы захваченного с ее благословения Ирака. Отказом от соучастия в агрессии Путин создал себе множество политических проблем и внутри страны, и за ее пределами, но одновременно выиграл – со всеми оговорками – последующие пять лет своего президентства. И это надлежит помнить сегодня всем, кто размышляет над тем, что следует делать нашей стране в том случае, если в Передней Азии и на Ближнем Востоке опять начнется большая война.


[1] Справедливости ради надо признать, что уже после написания данного материала мы получили ответ публициста Игоря Джадана, в которой он высказывает мнение, что Россия должна была не только принять участие  в антииракском походе, но даже возглавить вторжение.  Позиция Джадана сегодня выглядит предельно специфичной для сегодняшнего российского общественного мнения, однако ввиду дальнейшей эскалации конфликта в Передней Азии подобная переоценка событий девятилетней давности снова может быть востребована

Автор: Борис Межуев, Кирилл Бенедиктов
Обсудить с другими читателями >
Ранее в рубрике
Занимательное драконоведение девушек и их татуировок
автор:Алексей Юсев
Негарантированные ценности
В Белый дом через телеэкран. Часть II
автор:Яков Шустов
В Белый дом через телеэкран. Часть I
автор:Яков Шустов
Латинская Terra наша America
Друг и товарищ Пинап
Излечение от мистицизма
Тратим деньги, чтобы убить время
Как мы говорим об Америке
Киногид для не таких как все
Как поверить, что США не всемогущи?
автор:Ярослав Бутаков
«Трансгрессия возвращается…»
автор:Кирилл Разлогов
Зов чужих предков
От полковника Боуи до полковника Эпплгейта
автор:Яков Шустов
Протеже сатаны
Зарубежный школяр как «агент влияния»
Рожденные приземлёнными
автор:Яков Шустов
С Днем благодарения, пилигримы!
Странный маккартизм
автор:Генри Джеймс
Американские папы и мультипликационная политика
Когда спящие проснутся…
автор:Георгий Филимонов
Под крылом — Аляска
Британское кино в американском духе
Что делают американские монстры в ресторанах Москвы?
Видео-энциклопедия глобальных угроз
автор:Алексей Юсев
Почему «Безумцы» не приживутся в России
Фильмы про то, как мужик бреется
Между вещным и вечным
Несостоявшаяся революция
автор:Егор Просвирнин
Нулевые были. И небыли
автор:Яков Шустов
Элитное образование как способ инвестирования в будущее
Строгое платье истории
Отцы и дети по-североамерикански
По следам полковника Кольта
автор:Яков Шустов
Луна в сточной канаве
Eco fashion: маркетинговый ход или стратегия выживания?
Вечная одноэтажная Америка
автор:Яков Шустов
Дикие гуси и арабские революции
автор:Иван Коновалов
По ту сторону Конана и Ктулху
автор:Дмитрий Володихин
Витгенштейн любит пинаколаду
Чернокожие критики Обамы
Благодать и пастиш для Обамы
автор:Полина Колозариди, Кирилл Мартынов
Америка 70-х: десятилетие порно-шика
Поющие рыбы России
автор:Егор Просвирнин
«Покупай американское!»
Большая жратва на скорую руку
Rednecks: «отвали и не связывайся»!
автор:Отто Шивуте
команда авторов
Кирилл Бенедиктов руководитель отдела интеллектуальных расследований. Писатель, политолог. Участник Цеха политической критики
Наталия Быкадорова специальный корреспондент портала Terra America
Василий Ванчугов политический философ, профессор кафедры истории философии факультета гуманитарных и социальных наук РУДН
Наталья Войкова обозреватель портала Terra America, эксперт по гендерным вопросам
Наталья Демченко руководитель отдела спецпроектов портала Terra America
Дмитрий Дробницкий главный редактор портала Terra America. Публицист, политолог
Александра Забалуева выпускающий редактор портала Terra America
Александр Костин эксперт по проблемам безопасности и военно-политического сотрудничества
Никита Куркин один из основателей и продюсер проекта Terra America, участник Цеха политической критики
Эдвард Люттвак американский историк, специалист по вопросам международных отношений, истории военных конфликтов и стратегии действий вооруженных сил.
Виктория Максимова художник, культуролог
Борис Межуев один из основателей портала Terra America, участник Цеха политической критики. Кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
Юлия Нетесова кандидат политических наук, специальный корреспондент портала Terra America
Александр Павлов Кандидат юридических наук, доцент философского факультета НИУ - ВШЭ
Алексей Черняев кандидат политических наук и заведующий отделом Латинской Америки портала Terra America.