06:07(МСК)
22:07(NY)
19:07(LA)
Донбасс как территория военно-энергетического спора

Автор: Сергей Василенков
Добавлено: 22.07.2014

Идеи
0
ком

«Партия Джерри Фалуэлла»

Американские корни русского политического официоза
Оцените этот контент

Когда недавно некоторые отечественные политологи объявили о том, что протестному меньшинству противостоит «молчаливое моральное большинство», сразу запахло чем-то американским – так, словно подъезжаешь поздно ночью к «Макдональдс-авто» или читаешь американизмы вроде «пиплы», «лайкнуть» или «тайм менеджмент». Хотя, строго говоря, напоминает это «пиплы лайкнули тайм менеджмент», поскольку речь идет не просто о кальке с американского термина, что нас на Terra America уже давно не удивляет, но еще и о смешении понятий.

«Молчаливое большинство» относится в эпохе Ричарда Никсона, а «моральное большинство» – к эпохе Рональда Рейгана. Первое – политологический термин, изобретенный спичрайтерами Никсона, небезызвестным и поныне Патриком Бьюкененом и Кевином Филипсом, и активно использовавшийся как самим президентом, так и его вице-президентом Спиро Агню. Термин был призван обозначить собой избирателей из простых американцев, которых штаб Никсона противопоставлял лево-либеральной прессе и неформальной молодежи. Второе же название («моральное большинство») – обозначение ортодоксальной правоконсервативной евангелической организации, которую уж никак не назовешь молчаливой.

Справедливости ради надо отметить, что с американским термином «моральное большинство» у нас в стране не всегда обращались так «вольно». Еще в 2006 году известный российский публицист Егор Холмогоров написал статью, в которой, используя понятие «морального большинства», попытался сформулировать программу-минимум для наших правых – требовать моральности от самих себя и от властей, борясь с укоренившимся, по его мнению, в умах российских граждан представлением о том, что «быть хорошим человеком означает быть лохом морковным».

Поводом для написания статьи Холмогорова стало противостояние так называемой «гражданской гвардии» публичному лгбт-мероприятию в Москве. В этом смысле термин был заимствован отчасти верно – американские правые консерваторы зело не любят лгбт-сообщество и возведение аморального поведения в эквивалент успеха. Однако программа американских «моралистов» была куда шире, и в экономической части она совершенно точно г-на Холмогорова бы не устроила.

Движение «Моральное большинство» не только помогло Рональду Рейгану взойти на политический Олимп, но и сформировало устойчивую и очень влиятельную фракцию социальных консерваторов в Республиканской партии. Фракция эта и поныне «правит бал» в стане «слонов», несмотря на естественное стремление кандидатов обеих партий быть поумереннее. Когда сегодня мы наблюдаем культурные войны в ходе предвыборной гонки в США, мы убеждаемся в правоте основателя движения Джерри Фалуэлла, который, официально распуская организацию в 1989 году, сказал, что его «миссия выполнена». Действительно – христианские консерваторы надежно окопались в лагере республиканцев, а основанный Фалуэллом право-консервативный Университет Свободы (Liberty University) стал обязательным местом для предвыборных речей кандидатов в президенты от этой партии.

Сегодня быть серьезной политической фигурой от республиканцев и не дружить с наследием «Морального большинства» практически невозможно. В свое время амбициозный Джон Маккейн попытался отделаться от влияния евангелистов, но позже вынужден был извиняться и мириться.

Но – обо всем по порядку.

Картер. Начало

Вторя половина семидесятых. Никсон в прошлом. Страной правит Джеральд Форд, который – впервые за всю историю! – не избирался коллегией выборщиков. Америка не только зализывает институциональную рану, полученную в ходе Уотергейтского скандала, но и страдает от рецессии и стагфляции.

Разрядка, которая при Никсоне воспринималась как глобальная победа, теперь видится как глобальное отступление. Опрокинувшие Никсона либералы наступают по всем фронтам. Теорию глобального потепления тогда еще не придумали, но христианская проповедь в государственных и частных школах де-факто запрещена, лгбт-сообщество, феминистки и движение pro-choice (за право на аборты) уже активно действуют. Дело доходит до того, что республиканец Форд косвенно поддерживает идею свободы абортов. Позже он признается, что всегда был pro-choice.

«Люди 68-го года», которым указал на их место бескомпромиссный Никсон, практически безраздельно владеют телеэфиром, определяя культурную политику. И в этом телеэфире традиционные американские ценности, в частности ценности семейные, отнюдь не в топ-листе пропагандируемых. Секулярный гуманизм, феминизм и борьба за права однополых пар становятся мейнстримом.

Американцы по-прежнему набожны, большинство из них посещают церковь, атеистов (впрочем, как и сейчас) крайне немного, но религиозные общины уже чувствуют угрозу. Именно тогда Джерри Фалуэлл заявляет, что придерживаться прежнего баптистского принципа разделения политики и религии более недопустимо и отправляется по стране с политико-этическими проповедями, объединенными общим лозунгом «Я люблю Америку». Это совпадает с самой горячей порой в предвыборной кампании демократа Джимми Картера, который открыто говорит о своей принадлежности к евангелистам (born-again evangelical Christian – то есть заново рожденный во Христе баптист).

Если бы мы сегодня послушали октябрьские 1976 года дебаты между Картером и Фордом, заранее не зная, кто есть кто, то почти наверняка решили бы, что Картер – умеренный республиканец-консерватор, а Форд – столь же умеренный демократ-либерал.

Выборы 1976 года стали началом недолгой эры Картера, которая, хотел того 39-й президент или нет, стала своего рода питательной средой для вхождения в политику христианских правых консерваторов. В книге политического историка Джея Брукса Флиппена «Джимми Картер, политика семейных ценностей и подъем религиозных правых»[1] буквально пошагово описано, как Картер «выпускал джина из бутылки», при этом, будучи слабым президентом и приверженцем компромиссов, он старался угодить и социальным либералам, и социальным консерваторам.

Либералы, скептически относившиеся к его открытой приверженности религии, считали, что Картер предал их, отказавшись от развития успеха прошлых либерально-прогрессистских «побед», а консерваторы отвернулись от него, поскольку считали, что он, как верующий человек, недостаточно решителен и последователен. В результате, религиозные правые устремились к республиканцам, которые встретили их с распростертыми объятиями, а демократы с тех пор делают ставку исключительно на так называемый «либеральный пакет». По мнению Флиппена, этот перелом случился именно при Картере, и заданная теми четырьмя годами смысловая динамика противостояния продолжается и сейчас.

На голову Картера, помимо культурных споров, свалились непрекращающиеся экономические трудности, нефтяной коллапс 1977 года, ближневосточные проблемы, включая кризис с заложниками в Иране, передача Панамского канала и обострение отношений с СССР.

Картер не имел шансов. В 1980-м году он вчистую проигрывает выборы Рональду Рейгану, сохранив за собой выборщиков только 6 штатов и Федерального округа Колумбия против 44 штатов, голосовавших за Рейгана.

«Рука Бога была на этом человеке»

40-й президент Соединенных Штатов Рональд Уилсон Рейган на фоне своих предшественников выглядел несомненным лидером, харизматичным и успешным руководителем великой страны. Его внешнюю и внутреннюю политику, политические решения и даже манеру поведения оценивают по-разному, но никто не отрицает, что это был один из самых влиятельных и уважаемых президентов США за последние десятилетия.

Его называют победителем в холодной войне, автором «рейганомики», лидером консервативной контрреволюции и даже человеком, который «изобрел 80-е»[2].

Сегодня и республиканцы, и демократы обращаются к наследию Рональда Рейгана (тот же Майкл Макфол в бытность профессором политических наук очень часто приводил в пример Рейгана. Вторит ему и Хиллари), более того, идет нешуточный спор о том, что это за наследие.

Золотой стандарт отменил еще Никсон, но именно Рейган понял, что печатный станок можно включать на полную мощность, и это только прибавит стране богатства и влияния.

Рейган, назвав Советский Союз «Империей зла», взнуздал военную машину США и, хотя ему было далеко до Джорджа Буша-младшего в вопросах военной экспансии, он дал армии «испытать себя» на Гренаде, на Ближнем Востоке и в Северной Африке (именно при Рейгане Ливию бомбили первый раз). Когда Рейган понял, что СССР на пороге идеологического краха и более не угрожает США, его ненависть сменилась на нежную дружбу.

Так что есть о чем спорить и за что бороться – именно при Рейгане Америка стала тем, чем предстает перед нами сейчас. Быть политиком, тем более «рейгановского типа республиканцем», означает быть настоящим защитником интересов Америки и американцев.

Известный американский историк Джил Трой, автор термина «он изобрел восьмидесятые», утверждает, что Рональд Рейган никогда не был солдатом культурной войны, он был скорее миротворцем и переговорщиком, нежели ортодоксом. Совсем недавно, в апреле этого года Трой опубликовал в The New York Times статью под названием «Солдаты культурной войны не побеждают», в которой утверждает, что Рейган прекрасно понимал, что республиканцы побеждают только в том случае, если они – прагматики, а не религиозные экстремисты. Ортодоксальные Ньют Гингрич и Рик Санторум, назвавшие себя «рейгановскими консерваторами», пишет Трой, сходят с дистанции, в то время как более умеренный Ромни становится очевидным фаворитом праймериз.

Знал бы Джил Трой, в какой баталии культурной войны придется участвовать Митту Ромни всего месяц спустя! Причем давать отповедь действующему президенту-демократу надлежало с трибуны Университета свободы, того самого, что основал Джерри Фалуэлл. И именно поэтому либерал-прогрессисты из стана Барака Обамы разумно сомневаются в том, что Ромни такой уж умеренный – наследие «Морального большинства» требует сегодня от республиканского кандидата быть именно что солдатом культурной войны. И – хорошие новости для Ромни! – Фалуэлл в свое время призвал всех «моральных» сограждан сплотить ряды: христиан разных конфессий, иудеев, мормонов и даже атеистов.

Позволю себе не согласиться с Джилом Троем, который известен, помимо всего прочего, как убежденнейший сторонник и проповедник политической умеренности и межпартийного консенсуса. «Моральное большинство» и прочие организации религиозных правых расцвели пышным цветом именно при Рейгане, и Рейган на них опирался, не скрывая своей симпатии ни к Джерри Фалуэллу, ни к другим социальным консерваторам[3]. Они были его частыми гостями в Белом Доме и других резиденциях, он ссылался на них, а они на него. И ни разу Рейган не опроверг ни одного высказывания о себе со стороны религиозных правых. 40-й президент всегда был pro-life (то есть против абортов), выступал против однополых союзов, не скрывал своей религиозности и никогда особенно не разделял вопросы религии и политики. Более того, его «рейганомика» предполагала снижение налогов и расширение предпринимательских свобод.

Именно при Рональде Рейгане американские либералы почувствовали себя людьми, лишенными воздуха. И если при Никсоне их «больно били» (а они потом жестко «дали сдачи»), то при Рейгане их последовательно «душили», а они отчаянно хватали воздух ртом, пытаясь нащупать хоть какую-то почву под ногами. С тем, что при 40-м президенте США свершилась-таки «великая консервативная контрреволюция», согласны и большинство либералов, и большинство правых.

Немудрено, что Джерри Фалуэлл счел, что «Рейгана Америке послал Бог». Когда надежд на колеблющегося Картера более не стало, евангельский проповедник основал в 1979 году движение «Моральное большинство» и решительно поддержал кандидата от республиканцев. В своем некрологе Рональду Рейгану в 2004 году Фалуэлл писал:

«Этот экстраординарный человек появился на сцене в поворотный момент нашей национальной истории и удивительным образом объединил нас всех, когда казалось, что такое объединение попросту невозможно. Он обратился к членам “Морального большинства” и, в то же время, привлек на свою сторону множество демократов. Это политическое чудо, которое, возможно, более никогда не повторится… Вот почему я думаю, что рука Бога была на этом человеке».

И далее: «Мистер Рейган был последовательным защитником нерождённых детей и выступал за поправку в Конституции, закрепляющую право на добровольную молитву в школах. Он был настоящим героем для людей веры. Я буду ценить дружбу с этим человеком до конца своей жизни и буду всегда благодарен Богу за то, что он позволил Рональду Рейгану возглавить нас на те славные восемь лет. Я молюсь за то, чтобы и ушедший от нас мистер Рейган продолжал вдохновлять нас на бдительность, дабы Америка оставалась такой, какой он себе ее представлял».

Когда сам Фалуэлл покинул наш мир в 2007 году, консервативная публицистка Энн Коултер (которую, разумеется, в подобного рода статье я не могу не упомянуть), написала о нем:

«Ни один человек в минувшем столетии лучше не иллюстрировал слова Иисуса о том, что “вы будете ненавидимы за имя мое”, чем преподобный Джерри Фалуэлл… От себя скажу, что ни один человек лучше не иллюстрировал тот факт, что нет смысла быть любезными с либералами».

«Моральное большинство» сегодня

Наши сограждане познакомились с термином «моральное большинство» (и многие только это знакомство и помнят) по фильму Милоша Формана «Народ против Ларри Флинта» в 1996 году. В этой ленте известный режиссер противопоставляет Фалуэлла владельцу порнографической империи «Хастлер». Оба изображены не слишком приятными людьми – один напыщенный проповедник (хотя вроде бы и не ханжа), другой гниющий по ходу повествования развратник, чья жена умирает от СПИДа. Единственными прилично выглядящими людьми являются адвокат Флинта (на самом деле, собирательный образ адвокатов порнографа) и члены Верховного суда США, решившие дело в пользу Флинта на основании незыблемости Первой поправки.

Задумку режиссера оставим на суд ценителей кино. Для нас важно то обстоятельство, что в фильме порнограф даже внутри своей корпорации встречает оппозицию в лице вице-президента по маркетингу, который говорит: «Пока Вас не было… Рейган перестроил Америку, и теперь набирает силу движение “Морального большинства”».

Это было фактором в восьмидесятых-девяностых, это остается фактором и сегодня.

Майкл Шон Уинтерс, автор биографического бестселлера под названием «Правая рука Бога. Как Джерри Фалуэлл сделал Бога республиканцем и крестил американских правых»[4], утверждает, что Республиканская партия сегодня – это не партия Джорджа Буша младшего (хотя преподобный его страстно поддерживал), не партия Ромни и не партия Рональда Рейгана, а партия Фаллуэла. В своей статье «Как приведение Джерри Фалуэлла завоевало Республиканскую партию» в журнале The New Republic он пишет:

«Без межрелигиозной коалиции социальных, экономических и внешнеполитических консерваторов, которую сконструировал Фалуэлл, Республиканской партии как таковой сегодня бы не существовало. Партия Рейгана? Да ладно! Сегодняшняя GOP[5] – партия Джерри Фалуэлла».

Его слова как нельзя лучше подтверждаются рассказанной мной в начале статьи историей Джона Маккейна. Пока он пытался «отжать» Фалуэлла со товарищи от Республиканского истеблишмента, апеллируя к тому, что он вполне себе «рейгановский республиканец» и просто не хочет кланяться «этим людям», дела у него шли из рук вон плохо. Когда же он замирился с религиозными правыми, то у него появился шанс на президентство. Правда, тогда было уже слишком поздно…

Формально распущенное «Моральное большинство» сегодня продолжает жить в стенах Университета Свободы и в истеблишменте «слонов», продвигая (отбрасывая детали) пять главных принципов:

  • Социальный консерватизм (лгбт, прогибиционисты, секулярные гуманисты, сторонники теории эволюции и глобального потепления могут «отдыхать»);
  • Нераздельность политики и религии при полном праве любого христианина требовать от власти морального поведения и моральной политики;
  • Агрессивная внешняя политика;
  • Поддержка Израиля;
  • Минимум государства в экономике и частной жизни при полной свободе предпринимательства.

Разумеется, не такое «моральное большинство» имели в виду отечественные сочинители политических конструктов, им ведь потребовалось, чтобы это большинство еще и молчало… Американские «моралисты» были движением снизу и в течение всего одного десятилетия они полностью перепрограммировали одну из партий, при этом предельно обострив культурную войну.

Возможно, именно поэтому никто из окружения Рейгана так и не остался в дальнейшем в высокой политике – «призрак Джерри Фалуэлла» заменил их всех.

Порой мне кажется привлекательным «моральное большинство» по-американски, но иной раз я его боюсь. Для этих парней Вторая поправка явно важнее Первой…


[1] Jimmy Carter, the Politics of Family, and the Rise of the Religious Right/J. Brooks Flippen/University of Georgia Press, 2011

[2] См. Morning in America: How Ronald Reagan Invented the 1980's/Gil Troy/Princeton University Press, 2005

[3] Безусловно, существует разница между правыми консерваторами, религиозными правыми, социальными консерваторами и т.д. Однако сегодня, когда культурные войны столь обострились, различия между этими течениями правых в Америке стали весьма условными. Кстати говоря, именно к этому и стремился лидер «Морального большинства». Поэтому для целей данного изложения мы будем считать, что такой разницы нет.

[4] God's Right Hand: How Jerry Falwell Made God a Republican and Baptized the American Right/Michael Sean Winters/HarperOne, 2012

[5] GOP – Grand Old Party. Так исторически называют Республиканскую партию США.

Обсудить с другими читателями >
Ранее в рубрике
автор:Илья Клабуков
Протестантские секты и дух перестройки
автор:Александр Кустарев
Чисто американская теория
Кошка в мешке
автор:Александр Кустарев
«Ее капиталисты были не рантье, а изобретатели!»
автор:Александр Эткинд
Латинская Америка: конец «левого поворота»?
автор:Алексей Карякин
автор:Кирилл Бенедиктов, Михаил Диунов
автор:Кирилл Бенедиктов, Михаил Диунов
Большая Сестра не дремлет
автор:Уиттакер Чемберс
Жертвы первой поправки
Как заработать деньги в Бразилии
Научный донос на неприятные обстоятельства
автор:Майкл Хадсон
Геополитика без России
Новый Второй Мир и евроатлантическая цивилизация
автор:Алексей Харин
«25-й кадр Обамы»
автор:Юрий Бурносов
Андерсон читает Джеймисона
Русская дипломатия в стиле «альфа»
автор:Команда авторов портала Terra America
Спасти рядового Дракулу
автор:Станислав Хатунцев
Единая Европа: Поиск несуществующих смыслов
автор:Александр Костин, Никита Куркин
России нужен новый Буш!
автор:Светлана Лурье
Посол империи выходит в свет
Все, пред чем я полон страхом
автор:Саид Гафуров
Тотальная дипломатия Майкла Макфола
«Путинский режим в целом неплохо служит интересам России»
автор:Роберт Макфарлейн
Мормоны – религия Нового света
автор:Борис Соколов
В борьбе за гегемонию
автор:Константин Аршин
«Ястребиный» клин
автор:Светлана Лурье
Как остановить Америку?
автор:Светлана Лурье
«Отсталая страна» или отсталое восприятие?
На пути к мессианской революции
автор:Владимир Можегов
Ось Пекин-Тегеран-Исламабад
Топ-лист Facebook-повстанцев
автор:Иван Крастев
Маленькими шажками… к большой войне
автор:Станислав Хатунцев
Стратегический дефолт объединенной Европы
автор:Михаил Хазин
автор:Даниэль Ларисон
Следующим президентом США станет кандидат Партии Чаепития
Империя теоретического счастья и практической тоски
Разочарование в «Южном парке»
В чащобе развесистых фобий
автор:Яков Шустов
США как государство-гладиатор
автор:Константин Аршин
Тайные желания
Антинаучная Америка
Конфронтация ради конфронтации
автор:Ли Харрис
Демократы не смогут занять Уолл-стрит
автор:Майкл Линд
Ни русский народ, ни его правители не смирятся с ролью американской подстилки
автор:Адам Гарфинкль
Деньги сегодня не обеспечены ничем, кроме веры
автор:Барри Линн
В обозримом будущем в России все будет более чем по-русски
автор:Уолтер Мид
Почему падают самолеты
Неопределённость как бренд
автор:Полина Колозариди
Каким будет новое русское западничество?
автор:Ярослав Бутаков
Кругман занимается пропагандой
автор:Майкл Хадсон
Приключения одной теории
автор:Константин Аршин
Китай – слабое звено капиталистической системы
автор:Тарас Бурмистров
«Демократическая Лига» - привет из XVII века
автор:Ричард Лахманн
Глобальные игроки – за исключением Китая – не государства, а устойчивые сетевые структуры. Часть II.
автор:Андрей Фурсов
Прогрессизм после Карла Маркса и Барака Обамы
автор:Эрнесто Лакло
Китай – тайное оружие неолиберализма
автор:Борис Кагарлицкий
Глобальные игроки – за исключением Китая – не государства, а устойчивые сетевые структуры. Часть I.
автор:Андрей Фурсов
Обама: незадачливый триумфатор
Обама в когтях у «нового Рейгана»?
В мир возвращается тема классовой вражды
автор:Майкл Игнатьефф
«Штаты превратились в страну диетической Кока-колы»
автор:Натан Гардельс
«Мы все еще живем в мире национальных интересов»
автор:Джереми Сури
Ливия – проблема для Гааги
автор:Джордж Фридман
Между попранным Вестфалем и анархией
Царь-Горох как владыка Америки
Дефолт Америки переносится
автор:Джеймс Гэлбрэйт
An End to the Politics of Revenge?
автор:Rasool Nafisi
команда авторов
Кирилл Бенедиктов руководитель отдела интеллектуальных расследований. Писатель, политолог. Участник Цеха политической критики
Наталия Быкадорова специальный корреспондент портала Terra America
Василий Ванчугов политический философ, профессор кафедры истории философии факультета гуманитарных и социальных наук РУДН
Наталья Войкова обозреватель портала Terra America, эксперт по гендерным вопросам
Наталья Демченко руководитель отдела спецпроектов портала Terra America
Дмитрий Дробницкий главный редактор портала Terra America. Публицист, политолог
Александра Забалуева выпускающий редактор портала Terra America
Александр Костин эксперт по проблемам безопасности и военно-политического сотрудничества
Никита Куркин один из основателей и продюсер проекта Terra America, участник Цеха политической критики
Эдвард Люттвак американский историк, специалист по вопросам международных отношений, истории военных конфликтов и стратегии действий вооруженных сил.
Виктория Максимова художник, культуролог
Борис Межуев один из основателей портала Terra America, участник Цеха политической критики. Кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
Юлия Нетесова кандидат политических наук, специальный корреспондент портала Terra America
Александр Павлов Кандидат юридических наук, доцент философского факультета НИУ - ВШЭ
Алексей Черняев кандидат политических наук и заведующий отделом Латинской Америки портала Terra America.